ladik2005 (ladik2005) wrote in nash_dvor,
ladik2005
ladik2005
nash_dvor

За ёлками - 1993 (новогоднее, таёжное)

Не тем Гринпис занят. Вот совсем не тем. Нет бы, сука, озаботиться, какой гад придумал живые деревья зимой рубить и домой их волочь, типа детишкам на радость, и для новогоднего настроения. Так нет же, всё нефть добывать мешают, за что и отгребают. Ну, кто руководители – те зелёных денег, кто исполнители – те в основном по морде.

А пока Гринпис просрал всю реальную экологию за нехилое бабло, то мы с вами тоже времени зря терять не будем, и в который уже раз радостно потащим домой ели, сосны и прочую хвойную фигню, чтобы всё это торжественно украсить и насладиться. В том числе – извлечением «дождика» из кота и иголок из ковра, а также нежным голосом жены «когда ёлку с балкона вынесешь, скотина ленивая, 8 марта скоро» (ну, у особо нетерпеливых, правильный мужик до мая ждёт).

Однако есть одна засада. Чтобы что-то установить, надо это что-то хвойное добыть. Можно, конечно, пошло и без выдумки – пошёл, купил, принёс. Но это если ёлочный базар есть. А где его взять в таёжном гарнизоне, там и с нормальным базаром не очень? Не типа поговорить, а для покупок? Нафига в тайге базар, говорите? Взял топор и срубил, говорите? Вот оно прямо рядом растёт, говорите? Ну-ну.

Я тоже так по молодости думал, когда 23летним старшим лейтенантом на Дальний Восток перевёлся. А ещё у меня командир отдельной роты связи и РТО зачётный был. В смысле – прохиндей. Командир маленькой, но отдельной части, хуле. При вертолётном полку, но отдельной. Своя техника в своём парке, свой лицевой счёт…

Не, про прохиндея – это я всерьёз. Это я особенно глубоко и проникновенно (в собственную задницу) понял, когда из отпуска приехал. Когда нашу часть вкупе с другими расформировывали. Ротный тогда и сказал мне таким человечьим голосом – мол, пока я там отдыхал, он героически всё порешал, и потому с чувством выполненного долга уёбывает к новому месту службы на Запад. А мне служить дальше в том же гарнизоне, но в другой части, и остаётся мне, его учебно-боевому заму, сущий пустяк – за недельку, ну пару неделек, пробежаться по уже готовым к подписи лицам штаба ДВО, оные подписи на ликвидационный акт собирая. «В историю войдёшь, последний командир части, хоть и ВрИО».

Ага, в эту блядскую историю я и влип, то объясняя, какого хера номера двигателей на двух «Шишигах» и одном ЗиЛ-131 не совпадают с формулярами, то где четыре КУНГа и один прицеп, которые обещали довезти на склад месяц назад, то почему архив части не соответствует требованиям, и месяц я тот архив в порядок приводил… Если бы не начальник авиации ДВО, за нардами в промежутках между бросками костей популярно и матерно объяснивший ВрИО начальнику связи и РТО, что, коль он ротного на Запад отпустил, то пусть за него сам и разъёбывается, а молодых старлеев до нервных припадков доводить нехер, то ещё х.з. как бы всё закончилось.

Но это я отвлёкся. К тому же ротный всё напизженное в азартную игру МММ имени Мавроди просадил ещё до отъезда, и о том весь наш дом слышал. И, каюсь, то воспоминание потом меня грело. Несильно так. Как китайский пуховик кустарного производства.

Так вот, к ёлкам ближе. За гарнизон с топором пойти – был не вариант. Ну не было рядом с гарнизоном елей приличных (годы, несколько сот семей военных авиаторов и сопричастных), и заблудиться на раз-два, если подальше, и рыси шастают, и тащить далеко, если таки оно вот… Правильный поход за ёлками должен быть а) группой; б) на грузовике повышенной проходимости; в) с местным Дерсу Узала во главе.

Не, это не случайно забредший на мари близ Хабаровска нивх. Это прапорщик, реже – контрактник, на технической должности, но к технике не допускаемый даже для посмотреть – нехуй её, технику, страхолюдиной всякой пугать. Зато виртуоз в организации охот и рыбалок (в том числе – для великих военных начальников), знающий в округе каждое зимовьё, каждого браконьера и егеря, и даже знакомый с отдельными авторитетными медведями. Их в каждом гарнизоне есть. За ёлки, где они попушистей и подоступней, он тоже как бы в курсе.

Так вот. Дней за 5 до Нового, 1994го, года сижу себе такой, дежурный по части-парку на КТП, никого не трогаю, жду смены. Мы с 9 до 9 утра, а время уже 8, и мысли плавно касаются молодой жены и тёплой постели. Какого хера один в двух лицах? Так бойцы у нас закончились. Ага, как на полтора года службы перешли, и два призыва сразу дембельнули, так и закончились. Молодых-то перестали давать ещё в 92м. Мой «дневальный», стартех роты, старый опытный прапор, ещё ночью ушёл в соседний парк обато за нужной ему позарез автомобильной железякой. Неласково встретили его соседи. Заперли, суки такие, в автомастерской, и напоили живого человека техническим спиртом. Сомлел, бедолага. Прямо в углу на промасленном бушлате и сомлел.

Фиг с ним, всё одно пятеро по кругу друг друга меняем, я и четыре взводных, лейтенанты свежевыпущенные. За нелёгкую борьбу «дневальных» с зелёным и коварным змием в курсе, как и за то, что пресмыкающееся виртуальное побеждает 100%, и ставки принимаются только на «когда в углу захрюкает» - в два, три ночи или в четыре утра (до пяти не доживал ни один, и время было исключено как нереальное, несмотря на повышенные котировки). Так что, нежно потянувшись, я выглянул в окно, и сразу охуел. По целине, смешно подбрасывая снег отжатыми у вещевика обато лётными унтами, изображал из себя скаковую пони ротный. «Неспроста» - подумал я. «Угадал» - подумал ротный.

- Короче, зам, где этот твой дневальный? Спит, небось, в «отдыхайке»? Давай бегом его ко мне сюда.
- Не, ну я, конечно, к родному командиру со всем своим усердием, но «бегом» не получится. Далеко и невозможно. Я на нём вчера у лейтенанта К. полкило «шила» выиграл.
- Так у вас же ставка – 100 грамм, чтобы не спиться в молодые годы, и бухать хотя бы раз в неделю? – сдержанно подивился ротный.
- Я джек-пот сорвал. Он ближе к пяти утра отрубился, и в соседнем парке.
- Странно, всегда к четырём в родное хозяйство доползал. Ладно, хоть и, блядь, бардак, и полный развал службы. Хотя, как это ладно???!!! Я этого блядского следопыта Сергеича только на сегодня уговорил, за ёлками! А у меня заказ из штаба ДВО – 8 штук лесных красавиц! И выезжать надо таки прямо щас, пока этот таёжный гоблин не опохмелился, у него всегда к 10 передоз!

Ротный страстно желал на Запад. За расформирование мы были в курсе. Вот и наладил он канал поставок в штаб ДВО всех таёжных ништяков, ввиду чего в роте кончились патроны для ракетниц (менял на мясо), было мало спирта (в роте связи и РТО!!!), и всякого другого военного ликвидного имущества. Теперь пришла череда ёлок, обязательно желающих погрузки на борт прямо утром. А, так как на Запад хотел не только он, а штаб ДВО не маленький, а ближний таёжный аэродром наш, и задачи про ёлки ставились ещё человекам многим, то перехват Дерсу Узала мог быть чреват срывом личной боевой задачи ротного по передислокации по ту сторону Уральских гор.

- Короче, зам, Сергеич будет минут через 15. С небольшим, но дружным коллективом страждущих порубить природу на новогоднюю радость. Комэска-раз своих охламонов дал, ему в Хабару штук 10 елей надо, а керосина для «Крокодилов» раньше февраля один хер не будет. Так что машина через 10 минут у ворот, и ты старшим.
- Блин, командир, так ВАИ же на днях парк закрыло, за что ты мне строгач влепил, чтобы свою служебную карточку не портить. Хотя я к парковой службе отношение имею примерно как буддистский монах к проституткам Лос-Анджелеса, – неловко попробовал отмазаться я. Но прелести жены стали стремительно тускнеть.

- Фигня, - развеял мои сомнении командир – Я позаботился. Половину лося им уже отвёз. Они мне на два дня пломбир дали, чтобы за ёлками, и завтра технику на аэродром для борт выпустить-принять.
- Блядь, - подумал я. А вслух сказал:
- Ну хоть жену предупреди, что я на боевом задании, а не по официанткам из лётной столовой.
- Не боись, на обеде зайду (он этажом ниже жил). Учись, старлей, как организовывать всё надо!

«Ага, учись», - думал я, бредя недолгий путь до бокса. «Как офицеров гонять, чтобы прапоров не обидеть». Традиционно старшим на все таёжные безобразия ездил стартех роты. Он хоть поправить в машине что мог, если вдруг, а я после училища только по схеме основные агрегаты двигателя максимум назвать. Но проблему пьянства прапоров ротный решил раз и навсегда – пусть, суки, пьют. Зато с похмелья шелковые, делают, что скажет, а ему на Запад (про двигатели помним?). Но в данный конкретный час стартех был пилотом Формулы-1 внутри своего воображения, и на старшего машины не годился от слова никак.

- Заодно себе ёлку зачётную срубишь, - напутствовал меня ротный.

Загрузив в кузов группу лётчиков в лётном меховом (в нём морозы похуй даже в Арктике), а Сергеича в кабину из уважения и для целеуказания, я придремал в той же кабине пробирающегося таёжными тропами грузовика (ночь же не спал).

- Проснись, вылазь, приехали, - это Сергеич.
- Бля, мы где????

Невдалеке маячил первобытными скалами Сихотэ-Алиньский хребет.

- Сергееч, сука, это же верст 70! Ближе лесопосадок не было, тайга кончилась? Мы же пилотов поморозим!
- Не боись, - сказал Сергеич, - им хорошо, а елки здесь непуганые.

В кузове нестройно пели военно-авиационные песни.

- У них с собой две канистры, - пояснил Сергеич, и продолжил начальственно, устав неожиданно вспомнив, - к машине!
- Да пошёл ты – дружно отозвался авиационный коллектив, но сползать на снег нетвёрдо начал.
- Короче, пошли за мной за ёлками.

Мы шли. Километр по руслу замёрзшего Хора. Потом на сопку. Потом по сопке.
- Здесь, - сказал Сергеич.
- Ебучий Сусанин – отозвался коллектив.

Елок надо было много. В штаб + командованию + себе + друзьям + про запас. Таскать далеко. Первые пошли на плечах. На второй ходке ком.звена, майор, выразился в том смысле, что он, как опытный, не позволит губить цвет дальневосточного офицерства, и займется костром и профилактикой. Остальные согласились. Меня по малолетству никто не спрашивал, и я обиделся, но потом осознал. Когда на каждой ходке каждого из нас встречали кружка чая, спирт и бутерброд. Дело пошло веселее. Ёлки доставлялись волоком. Сергеич намекнул на то, что егерь больше десяти штук на делянку рубить не разрешает, и делянки надо менять. Майор поменял функциональное состояние Сергеича, плеснув ему спирта в чай. Проплешина в тайге стремительно росла.

- Хватит, суки, вашу мать! - заорал проспавшийся в кабине Сергеич, - Куда столько!!!!
- Да ладно, гарнизон большой, детишек много, - добродушно усмехнулись мы.

А хули не добродушно? Начали-то вторую канистру. И не пьяные совсем – четыре версты туда-сюда на природе да по морозцу.

- Сколько делянок поменяли?
- Сергеич, мы что, барыги, земельные участки менять? И на что, главное? Цены подходящей никто не давал.
- Что я егерю скажуууууу...., - перешёл на ультразвук Сергеич.

Его успокоили кружкой спирта с чаем. Погрузили в кабину. Плашмя.

- Ладно, братва, завязываем, - сказал майор, - Разошлись мы что-то. Съёбывать пора.
- Угум – радостно согласились мы, и начали грузиться.

70 обратных вёрст я ехал с ребятами в кузове. Мне было светло и радостно, мы лежали в меховом прямо на ёлках, отхлёбывая разведённый в чае спирт, и периодически проваливаясь в дрёму. Песни орали, но несильно. Птицы разлетались, но убегающих лосей и кабанов не видели. Может, просто не замечали.

- Вы, гады такие, чего привезли, - матерно сказал нам комитет по встрече из наших начальников под вечер в автопарке, - Где красота и пышность, Сергеич?

Это они зря. Красота и пышность у ёлок были. С одного, в основном, бока. Ненуачо? Два километра волоком, да поспать на них, да поподпрыгивать на ухабах…

- Зато их дохуя, - вновь спас нас майор, - Вот и отбирайте. А нам что-то скучно стало, по домам пойдём.

И погремел задумчиво пустыми канистрами.

Дальше я тупо не помню. Со слов жены, после звонка в дверь она последовательно увидела:
- ёлку (она тут же упала);
- меня (упал следом на ёлку со словами «Это вам, мои хорошие»);
- смущённого ротного (помог оттащить меня в другую комнату).

Опытный ротный со словами «пусть завтра отдыхает – ему нелегко пришлось» успел свалить за дверь раньше, чем у жены включился звук.

Утром, под комментарии жены, я прилаживал ёлку в углу так, чтобы пышным боком к публике, а преждевременно облысевшим – к стене. Вроде как получилось!



А про великий ёлочный поход под 95й год я вам потом расскажу.
Tags: #зима, без политики, семья
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments