Татьяна Самборская (tatamaza) wrote in nash_dvor,
Татьяна Самборская
tatamaza
nash_dvor

Бабушкины оладьи и вечность

    Кухня. В старом бревенчатом доме, из тех, где полдома – одна большая комната с печкой голландкой, вторые полдома – кухня с огромной русской печкой.
   Русская печка уже много лет не топится. Ещё когда не провели газ в деревню, уже тогда готовили в доме на горелках от газовых баллонов. Такие баллоны привозили в деревню на открытом грузовике, и меняли полные на пустые.
   Наехавшие гости – дети, внуки – спали: в доме и на двух летних верандах. Только бабушка, после смерти деда – глава семейства, встала раньше других, покормила кур и теперь готовила завтрак на всю драгоценную, долгожданную наехавшую ораву.
   Оладьи на простокваше. Теста бабуля замесила целый таз, – чтоб хватило вдоволь всем. Шипят две глубоких сковороды бок о бок на двух горелках – плюхаются с большой ложки лапы липкого теста, и с всплеском шипения салютуют горячие брызги… на привыкшие ко всему постаревшие руки.
- Бабака, галяка!

   Крошечная, не достающая до края стола, трёхлеточка одним мигом вскарабкалась на высокий табурет. И уселась в ожидании оладья:
- Бабака, галяка! Галяка, галяка! – горячее, значит.
   Бабушка обернулась:
- А ты уж встала?
   В цветном платьице, в носочках – сама оделась, – но с разлохмаченной со сна косичкой, манюня прокралась из комнаты. Сидела теперь, – головой только виднеясь, – за столом, покрытым цветной плёнкой со сливами. Так соблюдалось таинство некой игры – получить оладий, пока все ещё спят, не умываясь и не соблюдая других скучных правил. С кровати и сразу туда, где кипит жизнь. Не то что в спальне. Ещё не всё пожарено, бабушка продолжает воротиться от печки к столу и сейчас даст один оладышек. Если повезёт, то прям со сковородки.

- Оладышек? – спрашивает бабуля.
- Галяка, галяка, - вторит свою мантру манюня, и получает на блюдечко оладышек «прям со сковородки». Пышный, не успевший ещё осесть.
- Только подожди, когда остынет, - говорит бабушка всегда одно и то же.
- Галяка, - манюня тычет пальчиком в горячий бок парящего оладья, заранее зная, что получит удовольствие от этой маленькой боли маленького ожога. – Галяка.
- Эх, ты, «галяка», - говорит бабушка и продолжает колдовать всемогущими руками. На столе в большой эмалированной чашке растёт, растёт оладьевая гора.
     Остыл уж, наверное, можно куснуть с самого краешку, где не так горячо. Если куснуть чуть только, то не обожжешься. Дело верное, проверено. У-у-у, как вкусно…
- А вы что, уже встали? – высунулось заспанное лицо из-за двери комнаты, и в ночнушке до пят кто-то босыми ногами прошлёпал в сени. Слышно оттуда, как повозились в тапках, скрипнула дверь – до уборной надо идти на улицу… Те же музыкальные звуки в обратном порядке, и босые ноги под сорочкой прошлёпали обратно досыпать. Чьи? Малышка никак не может запомнить всех родственников.
      Нарушенное было таинство вернулось в кухню с возросшей силой. Остывший оладышек уже был съеден, и просилась вторая «галяка». Пожалуйста. И снова надо потыкать пальчиком, ойкнуть, спустя ущипнуть кусочек, а потом, кусая, кусая много, доесть. Поглядывая на бабушку – как вертится цветами её потёртое платье, как передник играет в прятки – беленький, то покажется, как бабуля повернётся к столу, то спрячется, как бабуля снова лицом к печке. А на голове у бабушки платок – накрутит, накрутит себе на голову, а под подбородком-то ничего не завязывает. Как он у неё держится и не падает?

      Если есть вечность, и она хороша, то одно из её лиц – такая вот картина с «галякой».

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
    Фото с Яндекс.Фотки. Текстовый оригинал в ЖЖ tatamaza
Tags: семья
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments