Татьяна Самборская (tatamaza) wrote in nash_dvor,
Татьяна Самборская
tatamaza
nash_dvor

Меломаны заполночь

Эпоха нелимитированного игрового бизнеса. Казино "Лилия".        


          Хлопнула деревянная со стеклом дверь. Вошли и стали продвигаться по игровому залу двое мужчин.

         - Девочки, - шепнул менеджер, тоже «девочка», и дилеры подняли с игральных столов свои кемарившие головы.
         В стаффе (комнате для персонала):
         - Девчонки, подъём! Клиент – в зале. Толкните Таню.
         - Лиза, кто там?
         - Колобок. И с ним мужик какой-то.
         Мёртвое только что, казино зашевелилось. С дивана, кресел и стульев поднимались тела, как зомби, идущие на зрителя с большого экрана. Оправлялись, причёсывались, подновляли макияж, глядясь в ручные зеркальца и в большое ростовое зеркало на стене. Курящие брали сигареты и уходили в курилку, - чтоб не вызвали в зал работать…
         Двое клиентов, разменяв деньги на фишки, возвращались к игровым столам. Названный Колобком оправдывал своё прозвище: приземистый, с животиком, с широкоплечей фигурой и плотными ножками. Колобковый стан венчала аутентичная колобковая голова – круглая и гладко лысая. Щёчки-шары и нос картошкой вообще лишали их обладателя последней возможности получить от дилеров иную кличку. Спутник шарообразного сказочного персонажа описания не заслужил; человек как человек, не завсегдатай, и потому для остальных действующих лиц остался ничем не примечателен.
         - Добрый вечер (хотя было три часа ночи), - друзья подошли к покерному столу. – Что, разбудили мы вас, девчонки?
         - Что вы. На работе спать запрещено.
         - А, ты – шутница... по штатной должности? – мужчины усадили свои тела в низкие кресла, с пробелом в одно пустое между собой. Как потом выяснилось, в том числе и для того, чтобы с удобством чокаться. (Пить они начали  где-то в другом месте и гораздо заранее.) – Но нам тоже сегодня было не скучно. Мы сегодня были на концерте группы «Любэ»!
         - Сочувствую. –
         штат дилеров был сугубо женским, и девушки природным чутьём ловили, с кем из мужчин-клиентов можно было шутить, а с кем – держать острые язычки за белыми зубками. С Колобком – можно было шутить. Тот редкий тип, который беззлобен, когда пьян.
«Сменили стол» – подошёл новый дилер для игры и инспектор (проверяющий): две симпатичные девушки. Если верить бейджикам, Елена и Светлана.
         - Добрый вечер.
         - Добрый вечер.
         «Елена» разложила карты веером и застыла. Нетрезвые спутники играть не спешили, основательно устраивались на отдых. На сукне, возле распластанной колоды, стали возникать вещи: две барсетки, три телефона (два из них Колобка), графинчик с коньяком (за это время случилось и явление бармена), два пузатых бокала, блюдце с лимоном и пачка сигарет с зажигалкой поверх. Из лимонных ломтиков нехудожественно торчало три зубочистки. Пьяные друзья поставили каждый на свой бокс по фишке, чокнулись, и дилер стал сдавать. Тонкие пальчики быстро выносили карты из колоды очень низко над сукном. Игра понеслась…
         Понеслась бы… в «Пиковой даме» Пушкина или в «Игроке» Достоевского. А в провинциальном пустом казино, в три часа ночи, с двумя поддатыми игроками в покер, посетившими, к тому же, концерт группы «Любэ» предварительно, игра – поползла. Ме-е-ед – лен –но, ме-е-ед – лен – но. Ещё медленнее. Цикл действий гостей был до точности одинаковым: тостировали, чокались, выпивали, небыстро поднимали сданные им карты, ещё небыстрее определялись с выпавшей на картах комбинацией. (Было три варианта: сыграть, отказаться от игры или обменять одну из карт за дополнительную денежку.)… Попутно вспоминали каких-то общих знакомых из бородатой юности, но больше обсуждали дважды уже упомянутый концерт обозначенной выше группы.

         - Нет, ну как поёт душевно Расторгуев. (Улыбки среди персонала.) Он один может растопить суровое мужское сердце. (Ещё улыбки и даже один смешок – кто-то не удержался.)
         Колобок – лысый, сильный и добрый – замечает общее девичье веселье:
        - Ну, чё вы смеётесь, девчонки? Это же правда. (Открытое хихиканье.)
        - Ну, не смейтесь, - а сам же Колобок сияюще лыбился окружающим его, приятным ему дамам.
        - Да посмотри ты уже карты! – не выдержал товарищ. – Ты будешь смотреть?.. Тогда, дай я посмотрю! – и кинул руку к чужим картам.
       - Нельзя! – встрепенулся дилер. – Смотреть два бокса одновременно запрещено!
       - А я – не одновременно, я – по очереди.
       - А я ещё и сам не дам! – отозвался лысый хозяин так и не поднятой комбинации. – Не переживай, Алёнка. Мы ему не дадим смотреть. – На самом деле и дилеру, и всему коллективу хотелось, чтоб эти пригвождённые к столу карты поднял уже хоть кто-нибудь, хоть охранник.
        Кое-как сыграли ещё одну раздачу.
       - Вот вы смеётесь, - продолжал рассуждать круглоголовый дискутант, - а они поют на серьёзные темы, про войну там… Вот что мужикам, по-вашему, слушать? Эти ваши… сиськи-письки, в коротких юбках? (Женский штат хохотал.) Про любовь там: усю-сю, мусю-сю… Нет, я, конечно, про любовь тоже люблю слушать, но чтоб там смысл был! Вот эта вот, например: мы э-э-э-хо (он пел)… А вы, что слушаете? Люби меня, как я тебя…
       - Я сейчас один буду играть! – снова бунт от товарища, - Если ты не начнёшь смотреть свои карты!
       - Ну, чё ты нервничаешь? Ты что, спешишь? -
      Колобок уже раскрыл перед лицом веер, но решил всё же закончить мысль. Карты снова безнадёжно легли на стол вверх рубашкой.
      - Колян ка-ак запоё-ё-ёт!.. Так сразу подпевать хочется… Да-а-вай за-а-а жи-изнь, давай, брат, до конца-а-а!..
      Никто не смеялся. Менеджер уже успела сделать грозное замечание: «Что, хи-хи поймали?!». Зато прыснул инспектор «Светлана». До этого сидевшая со строгим лицом, следя за игрой и в общем веселье не участвуя.
     - Светочка! – обрадовался ей Колобок, будто она подошла только что, а не сидела рядом с ним уже два часа. – Вот ты должна меня понять! Не то что эти ссыкухи. Их, наверное, и в проекте ещё не было, когда мы с тобой танцевали под «Атас!»… эх, веселей рабочий класс!
        Ржал уже менеджер. «Светочка», действительно, давний работник, была старше дилеров-новичков лет на пять. Тогда как от возраста Колобка все девушки скопом отставали лет на 15-20.
       - Мару-уся! – это уже в адрес менеджера. Однако внимание почти сразу было законно возвращено Светочке, как лучшему другу его пацанской юности:
      - Эх, трудно с вами, девчонки.
      И тут его осенило блестящей догадкой, как будто только духовная связь общим прошлым со Светочкой могла вызвать к жизни гениальную мысль.
     - Я знаю, почему вам не нравится группа «Любэ». Вы же в армии не служили!
Апогей вечера. Из десяти жриц игорного бизнеса, что находились в зале, как минимум две скончались от хохота.
         …
         Потом до утра пели.
Клетки, клетки, клетки, как в метрополитене вагонетки…
Станция таганская, доля арестантская…
Там, за тума-а-анами-и-и…

и, конечно,
Комбат-батяня.

         Между песнями иногда играли в покер. Женский персонал уже не только не смеялся, но общее на всех настроение балансировало где-то между ненавистью и желанием убить и отсидеть. Прямо за игрой заснул дилер Рита. Два раза. Маша, менеджер, по администраторской привычке стала отчитывать её в стаффе:
         - В чём дело, Рита? Штраф захотела?
         Коллеги тут же вступились как одна:
         - Маша, грех её ругать. Всего-то два раза человек уснул за одну игру. За это не наказывают.     
        Маша улыбнулась, но потом без улыбки:
         - Нет, девочки, ну, этот концерт пора заканчивать. Иначе мы все станем к утру клиентами дурдома. Кто ещё не играл?
         - Да все уже играли! Они как заколдованные: туда-сюда, туда-сюда. Уже бы выиграли и ушли к чертям!
         И тут загремели висюльки в дверях: явилась, как по сценарию, маленькая заспанная фигурка.
         - Тая! Ты где была?!
         - Маша, не штрафуй меня, пожалуйста. Я не виновата, меня никто не разбудил. А у меня даже на проезд нету.
         - Так, ты где была?!
         - В раздевалке.
         - Иди умывайся, раздевалка! Быстро!.. Пойдёшь играть.
         … Низенькая Тая на своих быстрых коротких ножках пронеслась по залу, как боец, опоздавший к битве. Если и не поверну ход сражения, то погибну вместе со всеми – читалось в её глазах. Или это были расширенные со сна зрачки. Но, как бы то ни было, Таю грела надежда избежать катастрофичного для неё штрафа в случае успеха.
Своей обычной походкой спешащего морячка Папайя она подлетела к столу:
         - Добрый вечер.
         Ей не понадобилось даже 20-ти минут, положенных дилеру уставом на одну непрерывную игру. Она укатала неубиваемых певцов за десять. Хоть и не входила в число лучших игроков по сю сторону сукна.
         Занавес.
         Последнюю фишку меломаны на бокс не поставили. Обменяли её в кассе на деньги и зашатались к выходу. Прощаясь, неизменный своему добродушию, Колобок растянулся более пьяной улыбкой, чем в начале визита:
         - До свидания, девчата. Хорошо с вами, но дорого.


- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Оригинал текста в ЖЖ tatamaza. Фото с Яндекс.Картинки.
Tags: без политики, мужские игрушки
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments