Татьяна Самборская (tatamaza) wrote in nash_dvor,
Татьяна Самборская
tatamaza
nash_dvor

Сахар в сахарнице

  Замужем Алина была 4 года. Год идеального брака, ещё год — хранимое влюблённым мужем интересное положение, а затем новое, трудное счастье с новорожденной Поленькой. И вот теперь, когда немного подрос ребёнок, - стабильное ежедневное благополучие... ровное, как поле.
 Гладкая, безымпульсная жизнь тяготила романтичную Алину всё больше. Чтобы оправдать нарастающую скуку она додумалась до того, что не очень-то любит своего мужа — в этом всё дело. Так в Алине проснулся отголосок старой, ещё дозамужней, идеи (в новых условиях заигравшей по-новому) — идеи, что она всегда больше позволяла себя любить своему Виталику, чем любила его сама. Комфортно пользуясь своим превосходством в период встреч, она протащила это чувство в семейную жизнь — и тут оно дало сбой...
 Гуляя в парке с двухлетней Полинкой, Алина случайно столкнулась с бывшим бойфрендом. Загруженная мыслями о любви, свою первую любовь она не сразу признала. Больше от неожиданности, чем от внешних в нём перемен.
 - Алинка! Привет! Ты чего не здороваешься?!
 - Ой. Привет, Макс... задумалась.
 - Обо мне?
 - Почти. - А сама думала: «Такой же привлекательный. С тонким, приглушённым ароматом волнующего парфюма». И все давние страсти юности высыпали у неё румянцем на лице. Это был самый бурный роман в её жизни. Как она сама полагала.
 - Такая же хорошенькая, не изменилась, - продолжал дежурно комплиментарить давний любовник. - А где же ваш папа? Не расстались, нет?
 - Наш папа на работе. Задержался.
 - А я вот развёлся. Иду — думаю о тебе: может, Алинка тоже от своего уже сбежала. Так старая любовь — из нержавейки...
    Разминулись. Как не походя и банально за Алиной приволочились, а ей это было приятно. Жизненный штиль нарушило ветерком. Ветерок принёс запашок, но, возбуждённая случаем, Алина не захотела этого ощущать.


  Их первое с Максом знакомство можно было считать любовью — вспыхнувшее когда-то сильное чувство было новым для обоих и одним на двоих. Но теперь... жена, женщина, вздумавшая рассуждать о месте, которое занимает в её жизни любовь, - с одной стороны. А с другой — серийный волокита, готовый получить от случайной встречи максимум пользы... Однако любая женщина не хочет видеть в ухаживании мужчины посторонних причин, и всегда расценивает мужское внимание как ожидаемое доказательство её желанности и красоты.
  Наученный опытом, Максим не стал тревожить Алину sms-ками ночью; он позвонил ей поздним утром. Расчёт был правильным — никого, кроме ребёнка, рядом не было. Алине не пришлось таиться от чужих ушей и лицедействовать при зрителях. Её открыто обдало волной переживаний уже не десятилетней давности, а вчерашнего дня. Макс пригласил её на свидание. В ресторан на выезде, где Алина врядли могла встретить знакомых. Чутко среагировав на её ответное молчание, кавалер тут же добавил:
  - Тебя никто не заставляет... любимая. Ты совершенно спокойно можешь не приходить. Но я буду ждать тебя, - и повесил трубку первым. Тоже не без расчёта.
   Смущённая, Алина вдруг вспомнила мужа. Лежавшего рядом, глубоко заснувшего и потому неловко сопящего в подушку с чуть оттопыренной верхней губой. «Ну, какая любовь?.. пыхтит, как паровоз — ночь страсти...» - мелькнула у Алины чужая, будто кем-то закинутая в голову, мысль. «Я ведь могу и не идти...» - ложное чувство свободного поступка, подсказанного Максом, толкнуло Алину к шкафу. Перебрав платья, остановилась на малиновом, в меру обтягивающем. Наскоро надела — без бюстгальтера; покрутилась у зеркала. Распустила домашний узел волос и взбила причёску пальцами — желание пойти на свидание оформилось полностью.
  Уверенная, что муж снова вернётся поздно, оставив дочку надёжной подруге, Алина поехала. Вышла из такси, исключительно красивая после тщательного марафета. В лицо — дороженный букет бордовых роз. «Спасибо за розы» - чуть разочарованное, ибо было предсказуемо. Невинный, с виду, поцелуй в подрумяненную щёку, ближе к ушку. Тесный обмен запахами парфюма и двойное дефиле под ручку до стеклянных дверей...
  - Что будешь пить, Алинка?
  - Вино, наверное. Белое, любое.
  - Ты не в настроении?
  - Нет. Просто непривычно — тайком.
  - Ты можешь уйти...
  «Тот же приём», - мелькнуло в голове трезвевшей Алины. Блестящий выход в вечернем платье на публику уже состоялся, и львиная доля энтузиазма Алины приугасла.
  - Что будете заказывать?
  - Выбор за девушкой.
 Заказ, вино. Отказавшись от услуг официанта, Макс, привстав, сам плеснул на дно двух высоких бокалов. Под присобравшимися складками наутюженной одежды хорошо угадывалось плотное мужское тело. После тоста, приблизившись к Алине через сервированный стол, Макс открыто, без приёмов, посмотрел ей в глаза и сжал маленькую кисть с накрашенными ногтями и миниатюрным колечком на пальце. Когда-то давно оправданно млея от такого пожатия, сейчас Алина внутренне съёжилась — так явно в простом жесте ощутилось предстоящее мужское движение. Активное, по прихоти ритмичное, никак не связанное с её «поисками» любви. Алина аж подскочила со стула, опрокинув бокал с вином.
   - Ты что, Алин?
   - Ничего, ничего... Я сейчас, мне нужно в туалет.
  Алина, оглядываясь на посетителей, будто извиняясь за своё неуместное здесь присутствие, прошла по залу и исчезла за рядом стеклянных дверей...
   Выраженная нормальными, здоровыми средствами — женитьбой, желанием иметь ребёнка, - любовь мужа стала для Алины как сахар в сахарнице. Он всегда под рукой, когда хочется чаю. Его, не задумываясь, черпают чайной ложкой — одну или две-три, но всегда автоматически. Сахар не замечают, замечают его отсутствие в сахарнице... Алина так испугалась пустой сахарницы в своей жизни. Не той своей — одинокой и свободной. А этой. Где своя, своё — лишь ущербная часть её общей жизни с Поленькой... и ещё одним человеком...
  Войдя в пустую дамскую комнату, Алина стала возле умывальника, пережидая. Отвернулась от своего холёного отражения в подсвеченном зеркале, чувствуя в нём постороннего присутствующего человека. Неожиданный, невзрослый испуг нашкодившего подростка привёл Алину к детскому поступку — она не пошла объясняться с «женихом», а, прячась за спинами входивших посетителей, сбежала на улицу. Несказанно радуясь своему побегу.
    …
   - Доброе утро.
   - Доброе.
   - О-о, чаёк. Я тоже попью. Нальёшь любимому мужу?
  Алина достала вторую чашку и заварила. Машинально потянулась к сахарнице и, сняв расписную крышку, застыла с ложечкой в руке.
   - Я же... просила тебя вчера... купить сахар...
   - А я и купил. Только забыл в прихожей. Сейчас принесу.
   От метнувшегося тела возник и исчез тёплый ветерок.
   - Вот. Давай сам насыплю.
   Непрочный целлофан лопнул, и почти весь килограмм ухнул разом в сахарницу и мимо. Муж виновато улыбнулся:
   - Много — не мало, ведь правда?

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Оригинал текста в ЖЖ tatamaza. Фото с Яндекс.Картинки.
Tags: женские секреты, семья
Subscribe
Buy for 20 tokens
Столько лет молчок был об этом на официальном уровне и вот наконец-то : По договору о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) Советский Союз фактически разоружился в одностороннем порядке, заявил президент России Владимир Путин. Выступая на расширенной коллегии Минобороны, Путин напомнил,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments