Татьяна Самборская (tatamaza) wrote in nash_dvor,
Татьяна Самборская
tatamaza
nash_dvor

Эссе о шаурме

      В ежедневной кутерьме мы если и останавливаемся, заметив, допустим, листик клёна, то только нечаянно.
      Предыстория вопроса. Сын мой, весь музыкальный-музыкальный, был отправлен на пение по единственной причине — очень любит музыку. Аккомпанируя себе на игрушечной гитаре без струн (первая оборвалась ещё в день покупки), громко для всей семьи и незаинтересованных меломанических соседей, исполнял он репертуар В.Высоцкого, В.Цоя, «ДДТ» и «Наутилуса Помпилиуса» («...Она читала мир как роман, а он оказался повестью… Соседи по подъезду — парни с прыщавой совестью...»). Пел серьёзно, подходя к делу основательно, со всей силой пятилетнего голоска… Помочь сыну, семье и соседям мог только специально обученный человек, то есть преподаватель, и песнелюб был отправлен в музыкальный класс для маленьких вокалистов.
       ...Поначалу мама присутствовала на уроках, но вскоре выяснилось, что это неполезно для процесса обучения. Мама — лишнее лицо на уроке. Далеко от студии не пойдёшь, а совсем рядом — парк культуры и отдыха. И теперь бездельная мать нечаянно отдыхала 40 минут — именно столько идёт музыкальное занятие для малышей.
         В открытом кафе (лето же), с баночкой холодного пива (лето же), заказав шаурму с курицей (очень хочется есть после работы), мама потребляла массовое альтернативное музыкальное искусство конца ХХ века. Потребляла стандартно — через наушники, и нестандартно — с MP3 - плеера, не с телефона.
          . . .
         Оказывается, мир существует. Есть деревья. Есть прохожие. На детские горки, качалки и карусельки, как выяснилось, можно смотреть философски томно, с налётом задумчивости. А не кучкуясь с другими мамашами: «Слезь! Слезь, я тебе сказала — упадёшь!».
         Существует молодёжь. Не в принципе где-то, а вполне перед глазами — с лицами, с выражениями на лицах. Веселья, сосредоточенности и неуверенности.

Из них, кто весел сегодня, тот исторически традиционен: молодым много не надо — собрались больше трёх вместе, и это уже само по себе действует на их юные нервы хохатушески. А вот сосредоточенность — признак времени. Быстрая смена картинок под пальцами, быстрый просмотр, оценка, отправка, комментарии… всё вызывает сконцентрированность на лицах. Могут и оживляться — показывать друг другу видео, склонив плечо к плечику. Но, как только прячется телефон в карманчик, на лица всплывает растерянность. Взгляд неуверенно ловит окружающую перспективу — куда смотреть-то? Руки, пальцы, которые вот только управлялись с послушными плоскостями на экране точными движениями, теперь же будто тыкаются в воздухе — никак никуда им не пристроиться, бесполезным… И фигурки, удобно склонённые над телефонами, сразу же теряют в своей комфортности, как только телефона нет в руках, - пространство мешает жить. Постоянная, сиюсекундная смена миров — виртуального на реальный и обратно — вызывает неуместные движения и лишние реакции: то руками этот взрослый ребёнок махнёт в не пойми какую вселенную, ни в такт ничему («Эх, куда же всё-таки девают-то вас, руки?»), то, на стул садясь, предварительно осмотрит его весь («А на этом точно можно сидеть?»)... И видятся окружающим щуплые фигукри парнишек будто всегда скукоженными от нежданного морозца, согбенными над неким невидимым, вечным мониторчиком.
           Девочки более пространственны. Из них не так-то легко выбить старинку. Вопрос «женихов», как и пятьдесят лет назад, - первоочередной. Стреляют глазки – где какие парни, и кто из них на вид получше. И девичья неуверенность всё та же, старая, не связанная с инетом. «А вдруг я никому не понравлюсь? Никто и сегодня не обратит внимания? Ведь не страшней других, казалось бы, а…» И бесформенные вещи унисекс, и выбритые виски на девичьих головках, отдающие синевой щетины, - всё, как и у прежних девушек, подчинено старому как мир ритуалу «Прихорошилась». Ради главного для девичьих сердец пьедестала – понравиться парням. Вот и из этих трёх девчонок, что сели на лавочку у меня перед пожёвывающим лицом, счастливицей мужского внимания от сверстника  (проходившего мимо) оказалась самая нестандартная, объективно не самая красивая из трёх. Именно к ней подошёл парень с типично подвёрнутыми штанами на голых щиколотках. Со смехом обмениваются приветствиями – привет, привет – и даже приятельски целуются. Кивком головы он показывает вверх по дорожке – там, наверняка, его компания – и уходит. Девчачий треугольник остаётся на лавке и продолжает деловито курить. У той, что одна не курит, уверенности меньше, чем у подруг. Возможно, и с сигаретами это не связано, а просто сама мысль «у меня нет парня» в светловолосой голове с худеньким лицом и носом горбинкой мешает расслабиться, мешает себя свободно почувствовать в знакомом с детства парке, где ещё лет пять назад так беззаботно бегалось равной среди равных.
           Эта дорожка вверх, куда кивал парень, ведёт от гортеатра к детским аттракционам и минует несколько кафе по пути. Одно – большое, с двумя открытыми площадками – смелые хозяева назвали «Золотой ключик» и терпят на своей бизнес территории, огороженной перильцами, ту молодёжь, которой парк полон: там, там, там группки по трое, по четверо – очень напоминают собой любые юные тусовки минус одно, два поколения от нынешнего. Дефилируют по парку – ушли, пришли, ушли, пришли; разговаривают; сидят горстками в «Золотом ключике» – неизвестно, кто с кем договорился, но из этого кафе молодняк  не гонят, хотя и порой у них на пять столов – две бутылки пива. Они не пьяны, не вмазаны – ничего подозрительного. Сидят – тусуются. Скупо разговаривают, отрываясь от гаджетов. Некоторые курят сигареты… как по мне, так сигареты никогда не выйдут из моды. «Пошли покурим» может заполнить любой степени пустоту в межличностных отношениях.
           …Ушли три девчонки; по дорожке от аттракционов спускается семья: она молодая и огромная, килограмм 110, много больше своего слегка лишь полноватого мужа; правильных пропорций малыш лет двух скачет вниз по дорожке впереди родителей; разговаривают о чём-то, окрикивают Мирошу, чтоб тот не убегал. У этих людей своя большая жизнь, крохотный кусочек которой явили они миру на этой парковой дорожке. Прошли по сцене и снова растворились навсегда в неисчислимой семейной статистике.
           Ещё семья из трёх человек. Возрастные молодые родители, стройные и стильные, тоже с двухлеточкой мальчиком. Женщина подчёркнуто ухожена, со всеми мерами против преждевременного старения. Хотя, вроде и рановаты ей такие меры. С другой стороны, многих женщин возраст сейчас не поймёшь… Покатали сына на качалке и растаяли куда-то, как остальные.
           Кружок парней среди деревьев, сгурьбовавшийся там, ещё когда я сюда подходила, стронулся с места, наконец. Кучка ног частым перебором замелькала мимо. Оказывается, это у них были «разборки». Двое долго и тихо между собой что-то выясняли, остальные – секундантами. Поднимаясь вверх по дорожке к кафе, они обрывками фраз шлифовали то, что, уже вроде как выяснили. Вечные ложки, которые нашлись, но осадок остался.
           …Пора, время. Не один сын не любит, когда его забирают с пения последним, - надо идти. А так не хочется. Не трогайте меня, люди, и я смогу сидеть в этом кафе днями, не соскучившись. Но человек будто намеренно обкладывается бесчисленными ежедневными «надо», чтобы простой отдых за едой и пойлом никогда не пресыщал… Встаю, окончен отдых и сторонние мысли. Сейчас поднимусь по той дорожке, какую полчаса наблюдала под чужими ногами, и исчезну, как все. Заберу сына, и опять начнётся для меня добровольная необходимость и вынужденное целеполагание…
          Но эссе не будет полным, если не добавить, что шаурма была вкусной, а в остатках пива на самом дне бокала утонула неаккуратная мошка… коей полно южное влажное приморское вечернее лето.


Оригинал текста в ЖЖ tatamaza. Фото с Яндекс.Картинки.
Tags: Без политики, Общество, Семья
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments