Татьяна Самборская (tatamaza) wrote in nash_dvor,
Татьяна Самборская
tatamaza
nash_dvor

Индикатор чувства

       Уже не так ясно помнится, как сыночек умещался крохотным свёртком у мамы на руках. Как расстался с пелёнками и уже в ползунках, рубашонке прижимался тесно к мамочке, когда та брала его на руки. Брала часто, ведь кроха ещё не ходила. А там и ходить научился, но по старой привычке быть неразлучным с маминым тёплым телом, всё также часто просился «на ручки». Затем совсем подрос, и мама тяжёлого дошколёнка уже не поднимала. Если только так, посидеть на коленочках, когда взгрустнётся. Ну и конечно, - обниматься. Пока везде и всюду: поцелуй меня, мамочка, пожалей. Однако и это уходит…
      Доля объятий уменьшается, всё больше нужен повод для этой открытой ласки: больно ударился, встретились после разлуки, помирились после ссоры, День рождения, заболел… Как только скакнёт стрелка термометра за «39», так мамино сердце и опустится сразу куда-то в пол ниже пяток. И с уст её только и слетает: да, котёнок, да, деточка, что, что ты хочешь?
      - Посиди со мной, пожалуйста, мне плохо.
      - Что ты, сыночек, я никуда не уйду. Я всю ночь буду сидеть рядом, хочешь?
      - Хочу.
      - Я не уйду, ты не беспокойся. – И гладит по горячей головушке.
      Или в больнице.
С утра ещё весёлый был как сбили температуру, а к обеду завял, повис на руках, на ножки не становится – отнялись. И побежала:
      - Где, где врач?!
      - На втором этаже… А что случилось? – но мама уже не слышит вопроса, она уже в полёте на второй этаж. Нашла врача, как хвост за ним обратно, как хвост, когда осматривал… Капельницу!.. Вдвоём с сестрой держали малыша: не давал вену… Откпались… Вечером сынок уже бегал по палате – не угомонишь… Запрыгал резвым весёлым козликом. И не знает сынок, что Страх забрал у его мамы чуть-чуть от её жизни. Каждый раз она будто ненадолго умирает и оживает только тогда, когда отступает проклятая детская болезнь. Восстаёт потихоньку, как тот Феникс из пепла…
  Так что, растёт сын, и уже несуточно приходится обниматься. Всё больше с поводом. И среди них, когда у мамы произошло что-то нехорошее: не плачь, мамочка, я тебя очень люблю… Да, доля объятий уменьшается. Но душевная доля растёт. Растёт и растёт, до последнего дня. Когда взрослого и сильного мужчину уничтожит всего одним телефонным звонком: «Вашей мамы больше…»
  Страх и горе – два странных… два нормальных индикатора любви. Огромной, как космос, и втиснутой в грудь мизерного, как точка, человека.

Оригинал текста в ЖЖ tatamaza. Фото с Яндекс.Картинки.
Tags: семья
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments