Татьяна Самборская (tatamaza) wrote in nash_dvor,
Татьяна Самборская
tatamaza
nash_dvor

Фантазируй правильно

- Алло, Свет, привет. Ну как у вас, всё нормально? Не поверишь, месяц могу собираться позвонить — забуду и думаю, ладно, завтра позвоню. И так каждый день. Я ванну также мою — завтра помою, завтра помою... Не говори... Что вы, к школе готовитесь?.. Обалдеть! Ну ничего, во второй класс пойдёте — подешевле будет, уже не всё надо покупать... Та, что у нас может быть нового? - ничего, день сурка. Поели — посуду помыли, сходили на горшки - горшки помыли, погуляли — руки помыли, вечером помылись целиком и легли спать. А утром - умываться! - как мои детки говорят: «Чё, каждый день что ли зубы чистить — скучно!». Говорить недавно научились, но жизнь уже наскучила... Ха... Да нет, не перерос — три дня в садике, две недели дома лечимся. Хорошо ещё, по больницам лежать перестали. У нас на фоне болезней вообще прикольно стало: с реальными друзьями общения не хватает, он стал дружить с персонажами. С какими? Ну как, с Микки Маусом, с ёжиком... ну с этим, который вечно в тумане и с узелком. А последние две недели дружил только с Крошем: лежит на диване, потом дзинькает — бежит к двери открывать — Крош пришёл в гости. Не смейся. Два раза Крош лежал в больнице — живот болел и ногу поломал... (Здесь не без причины — живот у самого болел накануне, а забинтованную ногу по телеку увидел.) Так вот, Крош у нас регулярно проведывался — апельсины ему носили, все вместе. А вчера Крош умер... Нет. Пришёл и сказал: «Мама, Крош умер.» Я в ответ чуть не ляпнула: «Ну и слава богу», благо, удержалась... Да кто его знает. Дети ж как — всем, что слышат, интересуются. Ему ж говорили, мол, вот был у тебя дедушка, но он умер. Он же спрашивает, что такое «умер» - ему кое-как объяснили, без лишней информации. Ну и в общем, всё это как-то на Кроша перешло... Ха... Не скажи. Теперь вон в тюрьму играет (тоже на экране небось увидел; много ж ребёнку не надо — мелькнуло, впитал): собрал все мягкие игрушки и посадил за перевёрнутый табурет. Теперь нотации им читает — если будут себя хорошо вести, то их выпустят... Сыночек, а зачем тебе ложки? Ужин в тюрьме? Ну ладно, бери... Алло? Да нет, он в нормальные игры тоже играет — в конструктор, в мозаику, слова из букв любит собирать — тоже мозаика такая, рисуем вместе, то есть раскрашиваем... Просто «ненормальные» больше в глаза бросаются... А-а, ну ладно, Светик, пока. Постараюсь почаще звонить... хм, и ванну мыть тоже. Давай, пока.
    - Сыночек, а нельзя поиграть во что-нибудь хорошее?..


В кухню давно не играл, валяется на полке никому не нужная. Зачем её покупали? Почему ты в тюрьму играешь?

   - Да нет, мам, ты не понимаешь. Они просто провинились — баловались за столом и говорили плохие слова, и я их наказал (он погрозил игрушкам пальцем). Всё, мам, они исправились. Они больше не будут.
      Мальчишка развернулся, собираясь уйти.
      - Сына, а ты не хочешь убрать за собой? Заключённых — в комнату, табурет — под стол.
     - Ну-уу. Это скучно.

   - Хорошо, ужинать не будем.
     - Но я кушать хочу!
     - Да, но я не хочу готовить — это скучно.
    - Ладно, - мальчонка согласился не сразу, а, подумав. - Я унесу игрушки. - Он стал собирать их в охапку, роняя то одну, то другую. - А ты, пожалуйста, убери табуретку сама.
     От ребёнка это был ход конём: да, я тебе подчинюсь, ты — сильнее, ты готовишь ужин, но за это ты будешь участвовать в исполнении твоего же собственного указания. А то ведь я могу и расплакаться.
    - Хорошо, - согласилась мама, чтобы не обострять. И ещё, потому что прозвучало волшебное слово. - Я тебе помогу. - И перевернула табуретку, задвинув её под стол.
      …
     Минут через десять сынок прибежал на кухню, крайне возбуждённый. Ещё из коридора он кричал на грани визга:
     - Мамочка, мамочка! Пойдём, что покажу! Пойдём, пойдём!
     - Сейчас закончу и приду.
     - Нет, нет! Сейчас пойдём, сейчас!
     Мама, оторвавшись от готовки и вытирая на ходу руки о фартук, прошла вслед за сыном в комнату.
    - Вот, вот! - голосило дитё, тряся указательным пальцем над разбросанными по всему полу игрушками. Которые только что отсидели в тюрьме на кухне и там поужинали.
     - Ну, и что это? Давай-ка, убирай всё на кровать! - мама увидела лишь бардак.
     - Нет, нет, нет, мамочка! Это фашисты! Я всех фашистов убил! Поэтому они валяются... Я теперь правильно играю?
     Мамины брови уехали на лоб:
    - Ну... в общем-то... правильно. - Мамина мысль скакала между негативом убийства и победой в ВОв, но в итоге она выбрала победу. Чтобы как-то выйти из положения она добавила, - Только давай уберём всех фашистов на кровать, а то ходить негде. Хорошо?
    - Хорошо. Но ты же уберёшь?
    - Давай вместе.
    - Э-эх... Ладно.
    Стали убирать, но ребёнок, убирая, продолжал играть — брал «баранки» от пирамиды и кидал их в центр комнаты:
    - А это — бомбочки!
    Когда убрали, мама:
    - Сынок, а может, это не бомбочки? Может, это что-нибудь другое?
    - Что другое?
    - Ну, подумай.
   - А-а. Ты опять хочешь, чтобы я играл в хорошее? Ладно. Это будут пончики. На, мама, попробуй, какой я тебе пончик приготовил, - мальчишка дал маме всё тот же полый кружок от пирамиды, похожий на бублик. Мама сделала вид, что ест понарошку. - Вкусно? Они с пудрой.
     - Очень вкусно.
    - Ешь, у меня ещё есть. - Он разобрал пирамиду — получилось семь разноцветных пончиков и голова медведя, венчавшая пирамиду. Мальчишка откинул голову как лишнюю. - Садись за стол (широким жестом показал на палас), будем ужинать.
     Мама послушно села. Сначала, ошарашенной, ей показалось, что сын пытается ей угодить. Нечестность, к которой она его подтолкнула, чуть испугала её. Но, включившись в игру, она поняла — для пятилетки перейти от бомбочек к пончикам всё равно что нажать выключатель — клац, и свет есть. Просто мама, обременённая взрослостью, не успевала за скоростями сына.
    Минут пять, радостные (каждый по-своему), они «ели» цветные пластмассовые «пончики» с воображаемой пудрой, пока мама не вспомнила о подгоравшем на настоящей кухне реальном ужине.



Оригинал текста в ЖЖ tatamaza. Фото с Яндекс.Картинки.
Tags: семья
Subscribe
Buy for 20 tokens
Оксана Фёдорова признанная красавица и чаще всего выглядит, как любят некоторые выражаться, на миллион долларов. Но почему-то - не в этот раз. На фотографии под катом Оксана на фото с мужем Андреем Бородиным, что большая редкость, я так вообще впервые увидела, как он выглядит. Давайте вместе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments