ledy_lisichka (ledy_lisichka) wrote in nash_dvor,
ledy_lisichka
ledy_lisichka
nash_dvor

Category:

Секретная миссия Володина: что стоит за его инициативой изменения Конституции

Зачем спикеру Госдумы было нужно сенсационное заявление



Ниже статья из разряда дискуссионных.
Я вчера посомневалась, стоит ли её размещать в воскресенье, а сегодня, в начале новой недели - в самый раз.
Материал серьёзный, интересны ваши мнения и аргументы.


«Любая истина рождается как ересь и умирает как предрассудок» — если ориентироваться исключительно на внешнюю канву событий, то может показаться: «истина от Володина» о необходимости перераспределения властных полномочий в пользу парламента умерла прямо в колыбели. Сенсационное интервью председателя Государственной думы с предложением внести изменения в Конституцию было обнародовано в субботу в десять утра.
А уже вечером того же дня идея Вячеслава Володина лежала на земле, «убитая» стрелами неодобрения со стороны правительства.
Но такое прочтение ситуации является, на мой взгляд, глубоко ложным. Володин заранее знал о резко отрицательном отношении премьера Медведева и руководства кремлевской администрации и ни в коем случае не рассчитывал на немедленное принятие своей идеи.
Реальной целью спикера Думы было максимально громко и эффектно вбросить свою инициативу в сферу общественного обсуждения и сделать заявку на будущее — будущее, в котором Путин перед 2024 годом будет выбирать формат своего постпрезидентского участия в российской политической жизни.

Формально уйдя в прошлом месяце с должности главы Казахстана Нурсултан Назарбаев сохранил при этом за собой и реальную власть и влияние на республику. Это стало возможным благодаря нескольким заранее встроенным в Конституцию Казахстана механизмам и сохранением за Нурсултаном Абишевичем постов председателя совета безопасности, лидера правящей партии и елбасы («лидера нации»).
Я уверен, что Путин ни в коем случае не хочет покидать в 2024 году пост главы государства по казахстанскому варианту — с переименованием в свою честь столицы и чередованием на официальном президентском сайте новостей про старого и нового руководителей страны.
Но необходимость найти на переходный период страховочный механизм в виде некой новой формы постпрезидентского участия ВВП в общественной жизни страны является очевидной для политической элиты России. Это нужно самому Путину — политику, который ни в коем случае не живет по принципу «после нас хоть потоп». Это нужно многим другим влиятельным политическим игрокам, желающим сохранения после 2024 года стабильности и понятных правил игры.

Такое двусмысленное и подвешенное положение дел ставит столпов российской политической элиты перед очень серьезным вызовом. С одной стороны, никому не хочется навлекать на себя подозрения в нелояльности и «лезть в пекло поперек батьки».
С другой стороны, непременное условие выживания в российском (да и в любом другом) политическом мире — это умение предугадывать желания начальства и понимать, чего от тебя ждут, даже если это «чего» пока не высказано вслух.
Я пока до конца не уверен, что ВВП уже четко сформулировал для себя, чего именно он ждет от прочих политических лидеров России.
Но вот в чем я уверен на 100%: в Кремле понимают неизбежность и даже желательность широкой общественной дискуссии о будущем страны после завершения последнего путинского президентского срока. И речь при этом идет не о «разговоре ради разговора» — о неформальном «конкурсе проектов», способных обеспечить политическую стабильность в стране после 2024 года.

Инициативу Вячеслава Володина, с моей точки зрения, следуют воспринимать именно как одну из первых заявок на участие в таком конкурсе. Предложения думского спикера сформулированы нарочито расплывчато — слишком нарочито для такого предельно политически конкретного человека, каким является Вячеслав Викторович.
Но за туманной формулировкой Володина «было бы правильно, на мой взгляд, чтобы Государственная дума как минимум участвовала в консультациях при назначении членов правительства» легко угадываются контуры новой политической системы, которую предлагает построить спикер.
Смысл этой новый системы состоит в предоставлении лидеру правящей партии — Путину, если он захочет таким лидером стать — права обладания «золотой акцией»: возможности контролировать процесс назначения членов правительства благодаря своему статусу главы парламентского большинства.

Один из самых близких неформальных политических советников спикера Володина Дмитрий Бадовский, правда, вроде бы предостерег против подобного толкования инициативы своего патрона: «Случаи же «широких трактовок» сформулированных спикером Госдумы предложений как раз не нужны и нецелесообразны, поскольку являются спекуляцией».
Но при всем моем безусловном уважении к хорошо знакомому мне Дмитрию Бадовскому я склонен относиться к его заявлению как к «ритуальному отрицанию» — ритуальному в том смысле, что оно не рассчитано на то, чтобы его принимали всерьез. Не с меньшей осторожностью стоит подходить и к трактовке позиции премьера Медведева, который, как нас поспешили известить, «отверг инициативу Володина». В долгосрочном плане ничего наш сверхосторожный Дмитрий Анатольевич не отверг.

Выразив вполне понятное и вполне ожидаемое отрицательное отношение к вопросу о сокращении своих нынешних полномочий на посту премьер-министра, Медведев подстраховался и написал фразу, которую можно трактовать и так и эдак: «Конституция — инструмент, который рассчитан на длительную перспективу в условиях стабильно развивающейся страны.
В то же время общество и политическая система развиваются, и это может вызвать вопросы о донастройке функционирования отдельных институтов власти. Это совершенно нормально».
Короче, Медведев против того, чтобы его «ужимали» прямо здесь и прямо сейчас. А вот что касается будущего, то он «за все хорошее и против всего плохого».

В этом хоре голосов, комментирующих инициативу Володина, на себя обращает внимание молчание главного человека в стране — Владимира Путина. Но вот неожиданным такое молчание точно не является: зачем Владимиру Владимировичу что-то говорить, если все происходящее и без этого соответствует его интересам? Я даже подумал вот о чем: никто до сих пор точно не знает, почему ВВП в 2016 году переместил Вячеслава Володина с теневой, но очень влиятельной должности первого замглавы администрации президента на почетный, но обладавший легким налетом декоративности пост спикера нижней палаты.
Враги Володина однозначно трактовали это как понижение и своеобразную «политическую ссылку».
Но вот справедлива ли подобная трактовка?
Сейчас рядом с ней возникла не менее правдоподобная альтернативная версия: зная Володина и его неспособность играть роль подчиненной фигуры, ВВП заранее переместил его на должность, которая не являлась ключевой в 2016 году, но будет приобретать все большее значение по мере приближения к 2024 году.

Реальным автором преподнесенной нам в эти выходные «загадки Володина» является не сам Вячеслав Викторович, а единственный человек, которого думский спикер считает своим начальником — политик, чья фамилия начинается на «п», а заканчивается на «н».
И над этим «орешком» мы будем ломать голову еще долго — как минимум до следующих президентских выборов, а то и дольше.
Михаил Ростовский, МК



====================================
Сорока на хвосте про объединение с Белоруссией. ОПРОС (опрос, кем потом быть Путину)
Подписка на ЛисоБлог Фейсбук, ВКонтакте, Группа в ВКонтакте, Твиттер
Tags: Общество, Политика, Россия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment