ledy_lisichka (ledy_lisichka) wrote in nash_dvor,
ledy_lisichka
ledy_lisichka
nash_dvor

Categories:

Жизнь Замечательных Мифов. Декабристы


(Декабристы Бестужев и Торсон на маслобойне)

Историк Сергей Эрлих - о «декабристском мифе»:
Выступление декабристов - яркий пример того, как могут расходиться реальное историческое событие и память о нем.
Историк Марк Алданов совершенно справедливо отмечал: «Декабристы ничего не разрушили и ничего не создали.
Ценность того, что они сделали, заключается всецело в их легенде».
А создал эту легенду о декабристах, или миф, Александр Герцен.


Он все перевернул с ног на голову.
Святыми рыцарями стали декабристы, а Николай I превратился в настоящее исчадие ада.
Как только Герцен его ни называл: «драконом», «змеем», «медузой Горгоной». Кроме того, Герцен неоднократно проводил параллели между Христом и декабристами: восстание против фарисеев, неправедный суд, казнь, возвращение из Сибири как «воскрешение».

В политическом же смысле декабристский миф воспитывал непримиримость к власти: он исходил из посыла, что с ней нельзя договориться, ее можно только свергнуть, уничтожить.
Миф сработал в 1905-м, а потом 1917-м, когда вокруг ненависти к власти объединились широкие круги, начиная от анархистов и заканчивая конституционными демократами.
Для них всех декабристы были своего рода путеводной звездой, примером для подражания.
Когда большевики уже пришли к власти, функция декабристского мифа поменялась: его целью было обосновать право большевиков на власть как идейных наследников декабристов.
В сталинское время «борьбы с космополитизмом» революционный пафос декабристов отодвинули в тень: упор делали на то, что они были патриотами страны, защитниками Отечества – участниками войны 1812 года.
С начала 1960-х годов, после свернутой хрущевской оттепели, декабристов взяла на вооружение оппозиционно мыслящая интеллигенция (диссиденты).
Используя аллюзии, она прославляла самоотверженность и смелость борцов за политическую свободу и противников деспотического режима. Об этом эзоповым языком говорилось даже в книгах такого блестящего профессионального историка, каковым был Натан Эйдельман.
Интеллигенция в каком-то смысле видела в себе декабристов, гонимых борцов за свободу, а в действовавшем политическом режиме – подобие николаевской реакции. И это придавало силы.
И недаром появился знаменитый романс Галича «Смеешь выйти на площадь», посвященный вроде бы декабристам, но на самом деле воспевавший борцов против советского политического режима.
В августе 1991 года, когда на площади под лозунгами свободы вышли уже тысячи, снова звучали декабристские аналогии.
Одним словом, образ декабристов в исторической памяти стал реальным политическим оружием.
Для меня вполне очевидно, что декабристский миф два раза содействовал разрушению политического режима в стране – в 1917-м и в 1991 году. И в этом как раз и есть значение декабристов: не в том, что они сделали в 1825 году, а в их легенде.
Она фактически от них отделилась и жила своей собственной жизнью.
[источник]https://t.me/dimsmirnov175/8329


Историк забыл упомянуть, что все эти "восстания" и "революции" размножаются в головах людей, которым заняться нечем.
Сиречь, от безделья.
А если дать им возможность попробовать развивать свои идеи на личной практике - человека словно подменяют.
И он раскрывается там, о чем допредь и помыслить не мог. Ну вот те же самые декабристы. На каторгах? Отнюдь. Не был царский режим столь кровавым. Ссылка? Да. По делам их. А что в ссылке? А вот что:

... Большинство ссыльных декабристов демонстрировали недюжинный предпринимательский пыл.
К примеру, в сибирской ссылке Н.Муравьёв свел тесное знакомство и сотрудничество с иркутским банкиром Медведниковым, крупнейшим золотопромышленником Кузнецовым и другими дельцами, занимался кредитованием, полеводством и огородничеством, торговлей и разными промыслами, о которых говорил в своей Конституции.
В летние месяцы братья Никита и Александр Муравьевы «превращались в энергичных агрономов», проводили много времени на своих, расчищенных руками наёмных рабочих, полях, в хлебных овинах, амбарах и мельницах.

И вот еще.
Оказавшись вблизи Иркутска, крупнейшего торгового центра между Китаем и Москвой, они проявили интерес к другим сферам предпринимательства. Сначала они давали деньги в ссуду («распределяли в частные руки»), получая законные 8% годовой прибыли.
Развивая свой бизнес, устроили мельницу, которая, в отличие от местных мельниц, стала работать и зимой, проникли в рыболовство. Байкальский омуль был одним из основных продуктов питания местного населения и стал ходовым товаром. В 1842 году Муравьёвы вложили в ловлю и обработку омуля 20 тыс. руб. и получили 7 тыс. руб. прибыли (доходность — 35 %).

Ещё более прибыльной считалась торговля хлебом, дававшая до 40% прибыли. Стремились Муравьёвы, как и другие декабристы, в золотопромышленность. Но их проекты оказались неосуществлёнными, так как правительство не выдавало им промысловые свидетельства и не разрешало удаляться от места приписки даже на несколько вёрст.
В противном случае в Сибири бы получили широкую известность крупные богачи из ссыльных декабристов

Другому декабристу, Г.Батенькову, Сибирь представлялась наиболее подходящим краем для проверки задуманных преобразований ещё до вступления в тайное общество. Свои надежды на улучшение жизни в Сибири он связывал с новыми законами.
Как и другие декабристы, Батеньков видел, что порядок и производство дел в присутственных местах, произвол, взятки и притеснение народа зависели в Сибири, как и во всей России, от личности администратора, прежде всего губернатора. «Законы ещё не вошли в основание народной жизни», - писал он.

Оказавшись в Сибири, Батеньков стал предпринимателем. Он вёл большое личное хозяйство, проектировал на заказ здания и сооружения, руководил их строительством. В частности, он построил винному откупщику Степану Сосулину дачу в 4 вёрстах от Томска, разместив рядом с ней образцовые заводы (мыловаренный, свечной, кожевенный), оранжереи.
Получив за свои труды участок земли на Степановке, выстроил там себе дом по передовой даже для нашего времени технологии: набитые на каркас плахи и между ними соломенные маты.



Надежды Батенькова на подъём производительных сил Сибири в связи с золотой лихорадкой не оправдались. Лихоимство и взяточничество процветали, нищета рабочих и поселенцев не иссякала.
Однако был выход из тупика - введение частной собственности на землю для тех, кто на ней работает, развитие фермерских хозяйств, улучшение водных и сухопутных путей сообщения, требование предоставить Сибири автономию.

Видное место среди декабристов занимал Владимир Раевский, который, как и Гавриил Батеньков, провел свою юность в кадетском корпусе, где они были друзьями и мечтали о переустройстве русской жизни, а офицерскую молодость — на полях сражений Отечественной войны 1812 года и в заграничных походах. Раевский прибыл в Сибирь в 1828 году и был «водворён» в с. Олонках близ Иркутска. Здесь он вскоре женился на крестьянке, бурятке Евдокии Середкиной, научил её грамоте, пристрастил к чтению. В семье было 8 детей: 5 сыновей и 3 дочери, старший из них стал казачьим полковником.

В.Раевский сразу же стал заниматься предпринимательством — взял подряд на перевозку вина от винокуренного завода до мест продажи и хранения. Получал за это жалованье 3 тыс. руб. в год ассигнациями и до 2 тыс. руб. «награждения», хотя сам водку принципиально не пил.
На свои средства купил мельницу, дом в Иркутске, 30 десятин земли, построил для семьи красивую усадьбу в Олонках, с парком и аллеей, огородами и парниками, где выращивал дыни, арбузы, помидоры и др. редкие для тех мест культуры.

Круг коммерческих интересов Раевского был широк: он занимался хлебопашеством, покупкой и продажей хлеба, его переработкой.
Некоторое время занимался наймом рабочих на золотые прииски (до 2 тыс. чел.) и получал за это до 3 тыс. руб. сер. в год. Кроме этого, в течение 12 лет он был доверенным откупщиков, получая до 2,5 тыс. руб. сер. ежегодно.



Почти все декабристы сопоставляли Сибирь с бурно развивающимися Северо-Американскими Соединенными Штатами.
Талантливый штабной работник, декабрист Н.Басаргин в своих записках говорит об этом так: «Чем дальше мы подвигались в Сибири, тем более она выигрывала в глазах моих.
Простой народ казался мне гораздо свободнее, смышлёнее, даже и образованнее наших русских крестьян, и в особенности помещичьих. Он более понимал достоинство человека, более дорожил правами своими. Впоследствии мне не раз случалось слышать от тех, которые посещали Соединенные Штаты и жили там, что сибиряки имеют много сходства с американцами в своих нравах, привычках и даже образе жизни».

Декабрист Торсон построил молотильную машину, а Завалишин создал образцовое хозяйство и своим опытом показывал местным жителям, что значит «культура земледелия»: как удобрять землю, что такое многопольная и плодопеременная система пашни, когда правильно косить траву. Кроме земледелия, он выводил породы молочных коров. У него было большое хозяйство: 7 коров и более 40 лошадей.

Декабрист Андреев в Олекме построил мукомольную мельницу, а Бечасный под Иркутском – маслобойку. Здесь более 300 лет выращивали коноплю, а масло из нее бить не умели. М.Муравьёв-Апостол в Вилюйске начал сажать картофель, Ф.Шаховской занимался опытами по акклиматизации овощных культур.

Муравьёв-Апостол был удивлен тем, что местное кладбище не было огорожено и по нему ходили домашние и дикие животные. Он организовал людей для создания ограды. Декабристов также удивлял тот факт, что возле домой не было ни деревьев, ни цветов, многие из них (Лунин, Муравьёвы в Урике, Трубецкой в Омске, Раевский в Олонках и др.) посадили у домов сады. Сад Раевского сохранился до сих пор.



Сравнение Сибири с Америкой часто встречается в воспоминаниях и письмах А.Розена, В.Штейнгеля, С.Волконского, И.Пущина и др. И. Пущин писал своему лицейскому учителю, а потом и директору Царскосельского лицея Энгельгардту: «Она (Сибирь) могла бы также отделиться от метрополии и ни в чём бы не нуждалась — богата всеми дарами царства природы. Измените только постановления, и всё пойдет улучшаться».

Предпринимателем в Сибири стал и ссыльный декабрист А.Якубович. В письме от 11 декабря 1840 года В.Давыдову он пишет: «Ты знаешь уже через Мальвинского (отставного офицера, известного сибирского золотопромышленника), что мне поручил откуп сделать закуп 31 тыс. пудов муки, менее месяца я всё обработал; доставил более 7 тыс. руб. выгоды своим доверителям и сам получил следующую выгоду: мне за комиссию очистилось 2 тыс. 80 руб. — из них я уплатил Оболенскому 800 руб. и оставил себе на содержание по 75 руб. в месяц, сшил волчью шубу и обзавелся новой амуницией; но самое главное выиграл неограниченное доверие, следствием которого я теперь главный винокур Александровского завода, главный подвальный и поверенный откупа».
источник






А вы как относитесь к декабристам и их восстанию ?


Tags: Обсуждение, Общество
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments

Bestselyanka1

January 5 2020, 03:08:57 UTC 4 months ago

  • New comment
И 1917 год и 1991 случились, потому что к ним были экономические предпосылки.
И они были не в революционерах в первую очередь, а в прогнившей и выродившейся элите, которая не смогла идти в ногу со временем и ввязалась в неподъемные для страны и народа авантюры. Что для этой элиты и кончилось слишком плохо. И Романовы тю-тю, и коммунисты тоже (Зюганов не считается, это смешной атавизм, который ничего не решает).И туда им и дорога, и тем, и другим.

Я как-то давно читала интереснейшую статью про экономику Российской империи, вернее про экономическое положение дворянства. Уже даже не помню, как точно она называлась и не смогу наверное найти. Но факт тот, что российское дворянство весь 19 век проедало собственные средства и начинало жить в долг. При этом поскольку оно все было "голубых кровей" и работать им было в западло, только служить (в чиновниках или в армии, а там ничего не производят), то исправить как-то эту ситуацию в существующем сословном и классовом обществе было невозможно.
А декабристы, кстати, из "голубых кровей" на гос. и военной службе попали в ситуацию, когда перед ними открылись другие возможности, не только тратить, пуская пыль в глаза и строя из себя высшую касту и благородных дальше некуда, но и реально зарабатывать. Вот они и смогли таланты проявить.