cand_orel wrote in nash_dvor

Categories:

Хампи. Чудо храма Лотоса. Басня холма Хемакута

Первую статейку на тему Хампи  накинулся писать, как оголодавший на фуа-гра -  никакой тебе преамбулы, никакой интриги, никакой прослеживаемости тайного влияния планет и эзотерических сущностей.

Нет, рассказы писать – это не на велосипеде педали крутить, едем не вперед - а вверх и вглубь.
И в этом постижении глубины и высоты на примере Хампи мы видим комбинацию состояний живой и неживой природы, а также поиски человека места в их взаимоотношениях.
Камень тверд и бессмертен, но неподвижен…
Растение слабо и невечно, но может попробовать в потомстве все сначала и иначе…
И это место (Хампи)  больших камней и буйной растительности – какой-то полигон в поисках гармонии и согласия или, наоборот, в их противостоянии и конфронтации.
А человек из дисбаланса и хаоса делает все красиво и грациозно, давая выиграть и живому и неживому, но быть выше этого.

И так эта мысль - как здесь, а я знавал иную историю…
История из Богучара... По молодости ездили там по яблоки и прочие фрукты, достаточно культурные.
Задался вопросом – к чему кому-то их сажать вдали от мест проживания. А тут, оказывается, загадка природы! Эти сады были во дворах старых поселений, но в какой-то момент прям на месте хутора из земли полезли гранитные камни  - медленно, но уверенно... Заваливая стены и круша пол... Народ ушел, а сады остались. И действительно мы там находили достаточно большие булыжники, окруженные остатками стен и фундаментов.

В этом я вижу кардинальное расхождение в философско-религиозных парадигмах наших народов.
Для одних свершившееся было карой небесной и изгнанием из рая – прямо-таки по-библейски жестко. Они ушли и построили другой рай…

И совсем другое - у индусов с их смиренным терпением (потом у буддистов вообще - kshanti paramita). Может быть, для них это и было каким-то наказанием или испытанием, или в силу их менталитета – это было как нужно, без всяких там эпитетов и определений морально-нравственных репрессий. Они построили рай здесь:

Такая композиционная законченность тяжелого, кряжистого, вечного дерева и мимолетная летучесть; эфемерность, готовая раствориться как туман; какая-то юная свежесть храма Лотоса.
От камня – ощущение раздутого ветром шелкового шатра…
От дерева – впечатление весомого и неоспоримого полюса…

Я замер от этой мысли о единственной и неповторимой гармонии органики и неорганики и их взаимной инверсии в ощущениях. Я в тот момент знал одновременно, что этого нигде не повторится, и обязательно повторится. Потому что был забор, за углом которого был этот шедевр:

И опять это древо с раздутой аортой от надрывного усилия удерживать этот наш всеобщий универсум на своей оси центра мира…
И какая-то вдруг древняя пожарная служба с распахнутыми для пожарных машин зевами:
- из которых выскакивают каменотесанные колесницы по типу гарудовской, на ходу разматывая цельнокаменные шланги;   
- где по центральной анфиладе, очевидно и представимо, носятся специальные индийские огнеборцы и при наличии тревоги характерно писклявыми голосами трубят сиреной о  беде от стихии.

Оказалось все иначе… Это были «конюшни» для слонов…
Вы были в Орле, Вы были в Орле и Орловской области, как там был я..?
У нас таких конюшен не было даже у «графьев и князьев»…
У нас даже титаническо-эпохальные Толстой и Тургенев, да что там, и Лесков таких условий для своих слонов не имели…
В Спасском-Лутовинове я бывал, там, в местной конюшне и для лошади места маловато было.

Вспомнилась достаточно давняя история. Был у нас в командировке на фабрике американец арабского происхождения и по настоянию местных властей еще позднеперестроечного периода его для культурного приобщения экскурсировали в  указанную родину Тургенева. Я так думаю, что американец не то, что нашего Тургенева, он про своих Драйзера, Хемингуэя, Фицджеральда, Стейнбека не совсем в курсе.
По окончании поездки спросили о его американских ощущениях от увиденного, на что он по-пендосовски и ответил, что у его дяди ранчо побогаче будет.

… Вернемся к нашим слонам…
А на центральной анфиладе слоновника, говорят, играл государственный академический оркестр,  уж не знаю какого государства и каких народных инструментов, но я упрямо слышу и тогда, и сейчас приносимые ветром отрывки штраусовского «Голубого Дуная». А закрыв глаза, умозрительно представляю, безусловно, изящных слонов, непременно во фраках и в грациозном вращении.

… А потом мы были у другого слона на холме Хемакута:

И нам рассказывали, как мне показалось, достаточно недостоверную историю, что якобы Ганеша обожрался сладостей и, передвигаясь на мыше, был сбит коброй со встречной полосы, и во избежание разрыва пузо-брюшных органов он использовал указанную кобру для подпоясания надорванного излишествами организма.
… Эти майские выходные я провел в непрерывном чревоугодии и, облачаясь в брючную пару, почувствовал острую необходимость применить галантерейный объект их крепежа к телу. И уже, прилаживая подпругу, я вдруг пальцами почувствовал, что это - однозначно тайский ремень из змеиной кожи, купленный когда-то по случаю сувенирным образом. Отдыхающий мозг, на миг очнувшийся от томного состояния избыточного придатка к телу обжоры, выдал – «все мы немножко «Ганеши»…

Да там, на местности я поразился еще одной мысли. Не знаю причин своего интереса к данным архитектурно-строительным вопросам, но я постоянно при осмотре культурно-исторических памятников любопытствую фундаментами строений. Так вот тут меня поразило однозначное отсутствие необходимости в фундаменте. Вот оно как бывает…

Но тут же надо сказать, что эта, казалось бы цельнокаменная поверхность – препятствие для растительности:

«И на камнях растут деревья-2».

Собственно и сам холм Heamakuta:

С этими темплами из древней вечности; почему-то озерцом (судя по зарубкам – рукотворное); с каким-то извращенным лингамом с несколькими фаллическими приложениями к йони…
Эти булыжники:

, которые страшны своим величием и царственной монументальностью нам современным, но не были страшны древним.

И это слабое растение:

Без которого смысл этого вечного геологического чуда напрочь лишен нашей человеческой эстетики кратковременного существования для поступка и подвига, мелодии и рифмы, идеи и мысли, следа на холсте и абстрактной позы на фоне вечного камня и вечного неба.

День заканчивался. День был таким, каким он должен быть в правильной жизни.
Закат мы встречали в горах, чтобы было тяжело уже куда-то идти, а рассвет потом на равнине, чтобы было легко идти хоть куда. И мы пошли - в следующем рассказе (…нет - еще была ночь).

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.