prajt (prajt) wrote in nash_dvor,
prajt
prajt
nash_dvor

Categories:

Картошка... с Небес!

В советское время народная медицина официально была вне закона, поэтому Елена Фёдоровна Зайцева, потомственная травница, помогала людям тайно. Встречалась с пациентами в кафе, библиотеках, отправляла нуждающимся по всей стране бандероли с травами. На сбор трав она тратила отпуск. А работала Елена Фёдоровна, будучи инженером по образованию, на режимном предприятии. Благодаря этому вышла на пенсию раньше обычного — в 50 лет. На дворе был 1975 год.




«Дочка выросла, муж не возражал против моих путешествий. И я объехала весь Союз от Камчатки до Прибалтики, — рассказала она. — В Магаданской области ходила по лесам и болотам, а когда не успевала выйти из тайги до ночи, выбирала пихту с большим суком, привязывала себя к дереву и спала спокойно. На земле там спать нельзя — вечная мерзлота. Не единожды встречалась с волками, медведями, кабанами, но дикие звери меня не трогали — Господь хранил.

В перерывах между поездками, возвращаясь в Москву, с 9 утра до 9 вечера сидела в Ленинской библиотеке. Конспектировала книги по фитотерапии, которые в советское время не издавались. Записей накопилось 149 толстых тетрадей».


Среди наставников кроме мамы, которая учила её собирать травы с восьми лет, Елена Фёдоровна называет и Нину Георгиевну Ковалёву (1913‑1972), которая также происходила из рода потомственных целителей травами. В отличие от Елены Фёдоровны она имела медицинское образование, что делало её легитимной в советских научных кругах. Книга Ковалёвой «Лечение травами», основанная на 100-летнем опыте трёх поколений её семьи, стала в 70-х годах в нашей стране бестселлером. С Ниной Георгиевной они вместе лечили больных, в том числе и советское руководство.

С высоким начальством травницу неожиданно для неё самой познакомила повариха семьи Косыгиных. Когда-то Елена Фёдоровна помогла этой женщине, и та посоветовала дочке министра обратиться к Зайцевой. Увидев, что помощь действенная, травницу пригласили и к самим партийным боссам. Елена Фёдоровна переехала на Николину Гору, где располагались дачи её новых пациентов, однако чувствовала себя там как птичка в золотой клетке. Министр энергетики и электрификации СССР Игнат Новиков, которому травница сильно помогла, обещал ей квартиру и машину, лишь бы она оставалась и продолжала лечить высоких чиновников. «Я ответила Игнату Трофимовичу, что привыкла по стране с рюкзаком путешествовать. Пусть это и тяжело, но иначе не могу. И ушла от них», — вспоминает травница.

В 90-х годах, когда законодательство изменилось, Елене Фёдоровне официально присвоили статус народного целителя травами. Почти пять лет она отработала в Москве в санатории-профилактории Косинской трикотажной фабрики. Удивляла своими результатами дипломированных врачей — без таблеток за четыре недели (столько обычно длилась путёвка в санаторий) справлялась с болезнями, на которые у официальной медицины уходили годы.

В молодости травница работала на «почтовом ящике».
Фото: Из семейного архива



Сейчас Елене Фёдоровне 90 лет, и она по-прежнему помогает людям. Читает без очков. Таблеток не пьёт. Пример активной жизни берёт со старшей, 101-летней сестры Нюры: «Сестра в деревне, сама ведёт хозяйство. Недавно проведала её. Решили вместе сходить на рынок — пять остановок от её дома. Я стала ждать автобус. Нюра возмутилась: «Цивилизованная стала, на автобусе ездишь! Пешком ходить надо!»

Всего у Елены Фёдоровны три сестры и четыре брата. Их восьмерых мама поднимала одна.
- Отец, Фёдор Минаевич, был георгиевским кавалером, воевал на Русско-японской войне. Царь Николай II его лично золотым Георгиевским крестом награждал. Отец не пошёл в колхоз, за это его объявили врагом народа и сослали на 11 лет в лагерь. Когда он вернулся, никто в семье его не узнал — так он изменился, а вскоре умер. Маму, Евдокию Григорьевну, с детьми тоже хотели сослать в Сибирь как жену врага народа, но сельчане - а жили мы в Тульской области - встали за неё горой. Она добрая была, всех лечила.

Избежали мы лагеря, но из дома у нас всё вынесли, голые стены остались. Когда детей в пионеры начали агитировать и говорить, что Бога нет, у нас в семье дети крестики с себя снимать отказались. Старших из школы исключили. А через две недели пришёл директор, говорит: “Я отчёт отправил, что все у нас пионерами стали. Возвращайтесь.Можете ходить с крестиками”.

Мама продолжала лечить людей со всей округи, а во время Великой Отечественной войны поставила на ноги сотни раненых.
Их свозили в здание нашей деревенской школы. Лекарств не было.

— Я хорошо помню, как мама лечила тяжело раненных солдат. К нам в деревню их привозили на санях. В селе была школа-семилетка, и раненые лежали на матрацах на полу. Мама часто говорила: «Оставьте его мне, он смертник, а я его вылечу». Мы, дети, толкли крапиву в больших бочках, мама отжимала сок крапивы и поила им обезкровленных солдат — крапива восстанавливает гемоглобин. Кашицей крапивы она обвязывала им раны. Бинтов не было. Нам приносили старые простыни, мама кипятила их и рвала на бинты. Через две-три недели лечения крапивой там, где были гноящиеся раны, появлялась нежная кожица. Так крапива затягивает раны!
Было очень много раненых, а как появились у нас «Катюши», раненых стало меньше. «Катюши» помогли нашим победить немцев.
Мы еще маленькими собирали травы, потому что мама лечила ими многих людей. Она, бывало, возьмет фартук, полный трав, и понесет больным.
Мама готовила вкусные моченые яблоки, но нам их не давала: «Вы все едите, а больные не едят ничего, им яблочка надо». Она мочила яблоки с чернобыльником и ржаной соломой и носила больным. Маму все любили — она была очень добрая.




Конский щавель против дизентерии

Когда началась эпидемия дизентерии, к нам привозили детей, больных дизентерией, таких, что голову не держали, очень истощенных. Мама оставляла их дома, стелила им отдельно на полу. Она поила их отваром корня конского щавеля. Он везде растет как сорняк, осенью и зимой повсюду стоят его коричневые стебли с семенами. Как-то привезли мальчика семи лет — еле живого. Мама постелила ему у нас и давала ему отвар корня конского щавеля. На четвертый день от этого отвара гибнут все палочки дизентерии. И на четвертый день он поднял голову и попросил есть. Мама его спасла. А детей, больных дизентерией, в больницах держат двадцать один день. Любые нарушения кишечные лечатся корнем конского щавеля.


Картошка... с небес!

— Чем вы питались в голодные годы?

— В один год уродилось мало картошки, люди пухли, умирали. А мама все носила картошку больным. Возьмет в фартук и понесет. И мы, дети, как-то ей сказали: «Что ты носишь картошку другим, ее осталось совсем мало». Она сказала нам: «Вы каждый по шесть картошек съедаете за день, а люди пухнут, умирают». — «И мы будем пухнуть!» — «Нет, не будем, нам Господь даст». — «Мама, что ты говоришь, как это — даст?»

Она повела нас в подвал и показала, сколько у нас осталось картошки — ее было всего с ведро. «Еще только конец апреля, когда еще вырастет наша картошка!» А она опять свое: «Нам Господь даст!» И носит, и носит картошку больным. Прошло время, мы опять спрашиваем: «Мама, наверное, уже совсем нет картошки?» — «Есть. Пойдемте, посмотрим». Когда я вспоминаю об этом, содрогаюсь и плачу. Она носила картошку больным уже недели две, а в подвале как было ведро картошки, так и есть. И мы поверили ей, что нам Господь дает. И спросили: «Мама, а как нам Господь дает?» — «Ангел ночью спускается и приносит картошку».


Мы ели лебеду, сныть, другие травы и не голодали. Все травы, которые росли на огороде, мы никогда не выбрасывали. У меня в монастырях спрашивают список трав на случай голода, и я им даю список дикорастущих съедобных растений. Я знаю двести сорок съедобных трав: крапиву, сныть, лебеду и другие. Лебеда растет на всех огородах. Она богата белками и заменяет мясо.
У нас в подвале всегда зимой стояли бочки капусты, огурцов и опят. Мы носили маме мешками опята, и она их очень вкусно готовила: не кипятит, а просто обдаст кипятком и добавит приправ. И они такие вкусные были зимой во время поста — мы же все посты держали.

Еще мы питались корнями. Когда ранней весной люди начинали пахать огороды, по всей деревне после боронования мы собирали корни сорняков, в основном пырея. Таскали эти корни мешками. У нас хранилось на чердаке по двадцать пять — тридцать мешков корней. Намоем их, насушим. У нас был большой камень и поменьше, и по очереди мы перетирали этими камнями корни и превращали их в муку, а мама пекла из нее хлеб. Хлеб из корней вкуснее и питательнее, чем пшеничный. Люди шли по деревне и говорили: «Опять Евдокия душистый хлеб печет!» Мы делали из корней каши, заправки. В 1933 году был голод, умерло много людей. А мы выжили на этих корнях, ходили румяные. Мама этими корнями лечила многих людей, а в войну раненых.




Веня-молитвенник

Веня, самый младший брат, был молитвенник. Когда долго не было дождя, он становился перед иконой и делал по тридцать-сорок земных поклонов. Из нас никто не мог сделать так много поклонов. А он не уставал. Молился: «Боженька, миленький, дай нам дождик, а то у нас огород посохнет!» Недаром говорят, что молитва детей доходит до Бога. И всегда у нас был дождик. Если мама прихворнула, он просил: «Боженька, миленький, мама у нас приболела, кто нас будет кормить?» И она выздоравливала. К нам приходили односельчане: «Веня, помолись!» Он помолится, и все благополучно разрешится.
По малолетству Веня работал не так много, как мы. Мама разделила нам все грядки — Лизе, Марусе, мне, а у Вени не было грядки. Но все равно он помогал, копал картошку. Ведро он не мог поднять, и мама дала ему брезентовую сумочку, с полведра. Он накопает картошку, сложит в сумочку и тоже ссыпает в подвал


«Господь даст нужную траву»

Мама нам говорила: «Если человек заболеет, ему Господь всегда даст травку».
Если у вас есть участок земли, посмотрите, какая “сорная” трава у вас больше всего растёт — это и будет вашим лекарством. Я иду, бывало, по деревне, вижу — у одного дома растёт в основном спорыш. Захожу, спрашиваю: “У вас есть те, у кого суставы болят?” — “Есть, а вы откуда знаете?” — “Вам Господь перед домом ковёр лечебной травы-муравы выстелил. Соберите траву после росы и пейте”. Другой дом. “Есть у вас кто-то с высоким давлением, больным сердцем?” — “Есть”. — “Господь дал вам пустырник”. А однажды ко мне обратилась директор детского дома из Тульской обл.: “Дети болеют энурезом, все матрасы продули. Как вылечить?” А я гляжу: рядом с этим детским домом нет ни одной травы, кроме просвирника, а именно он и лечит мочевой пузырь. Важно знать, какая травинка твоя. Вылечили деток».

— Раньше очень многие люди знали травы. В России в основном все жили в деревне. На огороде у всех росли морковь, свекла, картошка, брюква, редька, репа. Но и сорняки наши предки тоже использовали. На огороде растет пятьдесят — семьдесят трав. Когда вы посадили культурные растения, а между ними выросли сорняки, ни один сорняк не выбрасывайте. Начиная с мокрицы, которую надо есть ранней весной в салате, печь из нее пироги — они вкуснее, чем с капустой. Она укрепляет мышцы сердца. Нет такого академика, который бы укрепил мышцы сердца старого человека, а мокрица это делает.

На Руси в каждом доме обязательно висели травки: ромашка, зверобой, крапива, иван-чай. Пять-семь травок — и люди не болели так часто, как сейчас. Я все время повторяю: имейте в доме зверобой. Он сильнее антибиотиков в два раза. Лечит множество заболеваний! Он и обезболивающий, и заживляющий раны, и противораковый, и вяжущий. В каждом доме всю зиму пили иван-чай. Как жить без него — вообще невозможно! До революции везде по России дешево продавали для народа корни лопуха, пырея и кипрей. Вот почему кипрей прозвали иван-чай.
Жили люди девяносто, сто лет. Моей одной сестре девяносто два года, другой девяносто семь лет. Живет в старом доме одна — и печку топит, и дрова колет, и за водой ходит, и в храм. Я прихожу к ней, спрашиваю: «Как ты, Нюра, себя чувствуешь?» — «Я — молодая девка». Мы же выросли на корнях, на травах.




* * *

Последние годы Елена Фёдоровна часто читала лекции в православных монастырях — объехала 47 обителей и в каждой обучала монахов траволечению. Так она выполняла благословение известного старца — архимандрита Кирилла (Павлова), духовника покойного патриарха Алексия II. «С батюшкой я знакома 70 лет. Он всю войну прошёл, а когда вернулся с фронта, то до поступления в семинарию квартировал в Москве у моей знакомой. Много лет отец Кирилл был духовником братии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, а потом его к себе патриарх забрал». Один из внуков травницы также избрал монашеский путь, сейчас он епископ Корсунский Нестор.

В 2016 году Елена Фёдоровна обосновалась в небольшом подмосковном селе при храме, настоятель — её давний знакомый. На её лекции стекаются энтузиасты. Она хочет передать людям свою любовь к каждой травинке: «У нас под ногами богатство, которое мы не ценим. А если бы ценили — жили бы до 100 лет».
В декабре 2016 года знаменитой травницы не стало. Но ее наследие...

Кому интересно и необходимо - прошу на сайт Елены Зайцевой, который действует и сейчас- статьи, видео, схемы лечения тяжелых заболеваний: http://zaicevaelena.ru/





http://zaicevaelena.ru/
https://aif.ru/society/people/znat_svoyu_travinku_90-letnyaya_celitelnica_peredayot_svoi_znaniya_lyudyam

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments