palij_serg (palij_serg) wrote in nash_dvor,
palij_serg
palij_serg
nash_dvor

Categories:

Тайна трофейного золота



ТАЙНА ТРОФЕЙНОГО ЗОЛОТА

Специально к открытию в Европе второго фронта США и Великобритания учредили организацию по спасению художественных ценностей MFAA ("Памятники, произведения искусства и архивы"). Секретные службы привлекли к делу эмигрантов, сбежавших от нацистов в США, искусствоведов и работников музеев, найденных в европейских странах. С их помощью были составлены подробнейшие списки ценностей - что и где лежит, как охраняется.

Однако "спасение" ценностей союзниками имело признаки нездоровой конкуренции. Оккупировав заранее оговоренные районы англичане с возмущением обнаружили, что там уже поживились американцы.

Практичные янки для хранения захваченных ценностей подготовили даже специальный сборный пункт в Висбадене. Говорят, что американцам досталось до 80 процентов вывезенных из Германии культурных ценностей.

Впрочем, и англичане от них не отставали. В городе Целле был образован английский сборный пункт произведений искусства. Что не успели захватить (или не смогли увезти) американцы, забирали англичане.

Впрочем, американцы успели вывезти не все ценности. Взять хотя бы Янтарную комнату. Сколько было сенсационных сообщений, что ее вот-вот откопают. А может ларчик, где она хранится, открывается проще ?

По неофициальному мнению одного высокопоставленного лица (высказанному более трёх десятилетий назад), Янтарная комната находится в одном из хранилищ в Германии под приглядом федеральных служащих. А все эти "поиски" - лишь повод, чтобы почаще ездить за границу.

Примечательно, что в Германии также догадываются (или даже точно знают), что наиболее ценные произведения искусства, вывезенные из тайных нацистских хранилищ, находятся в конкретных музеях в России. По тем или иным причинам, ни одна из сторон не хочет первой признаться в содеянном.

Например, в 90-х годах прошлого века по телевидению показали интервью с замминистра культуры России. Примерный смысл выступления был таков: Я ничего не знаю о золоте Трои. Может быть, оно у нас и есть. А может быть, и нет. Покажите мне его, тогда я поверю.

Как вы думаете, чего больше в этих словах - наивности или лукавства ? Впрочем, в то время чиновники и директора музеев больше предпочитали помалкивать...

Ну, а как все было ? Начиная с мая 1945 года специальные команды Красной армии, в которые входили искусствоведы, начали активный поиск музейных ценностей Германии. Однако надо было куда-то складывать найденные ценности, которые нельзя было оставлять под открытым небом.

Но музеев в разрушенном войной СССР самим не хватало. А тут еще трофейные ценности. Поэтому часть найденных и спасенных ценностей вывезли из Германии и свалили в уцелевших музеях Москвы и Ленинграда.

Разумеется, наплыв трофейных ценностей был достаточно велик и скрыть их поступление было проблематично. Однако наиболее ценные раритеты размещали не только негласно, но и в обстановке строжайшей секретности.

Говорят, иногда по ночам секретные хранилища в Москве посещал И.В. Сталин. Впрочем, ничего необычного в этом нет. Ведь вождь часто работал по ночам, да и посторонних глаз в такое время суток не было. К тому же ему, вероятно, было интересно: что же мы там "навоевали" ?..

Рассказывали, что "отец народов" подолгу держал в руках уникальные золотые изделия и раритеты, понимая, что ему никогда не придется их носить. К сожалению, менталитет нашего человека таков, что когда он узнает, что Иосиф Сталин держал в руках трофейное золото, то сразу начинает думать, что он примерял короны, якобы, вывезенные из Германии.

Ничего подобного ! В ящиках было так много редких, поистине уникальных вещей из золота и бриллиантов, включая ордена, что их было просто приятно держать в руках.

Кстати, в наши дни уже никого не удивляет, что некоторые политики могут иметь, например, золотой пистолет или золотой автомат. Также никого не удивляет, что богатые люди могут иметь золотой автомобиль, золотую ванну или хотя бы золотой унитаз. Ну а то, что некоторые люди могут позволить себе есть на золотой посуде многими воспринимается, как само собой разумеющееся.

Такая же ситуация была и в дореволюционные годы, как в царской России, так и в Германии. Многочисленные германские монархи и аристократы могли позволить себе любые прихоти.

В свое время автор имел возможность заходить в некоторые хранилища без соблюдения формальностей. Мне приходилось держать в руках некоторые перемещенные изделия из драгметаллов. Причем прямо оговаривалось, что об этих ценностях не знает даже министр культуры (во всяком случае, в то время).

Расскажу лишь о небольшом эпизоде. В одном из хранилищ, куда доступ ограничен, есть секретная ниша. Во время моих визитов оттуда извлекались коронационные атрибуты германских монархов.

Признаюсь, кое-что я пытался примерить. Так, золотой коронационный пояс состоял из звеньев, каждое из которых было украшено платиновой фигуркой предыдущих монархов. Не стану описывать другие вещи, поскольку их там может уже не быть.

Возникает вопрос, почему я до сих пор молчал. Потому, что не мог подвести тех людей, которые мне доверяли. А вот почему молчали другие, думаю, следует сказать. Как вы уже догадались, монополией на тайну перемещенных ценностей обладало отнюдь не министерство культуры.

В сложившейся ситуации требовалось, чтобы работники культуры, прежде всего музейные, молчали. Некоторые сотрудники музеев начинали сотрудничать с КГБ, который мог способствовать их продвижению по службе. Сами же сексоты становились пешкой в чужих руках.

В этой связи значительный интерес представляет вопрос сохранности перемещенных ценностей. Так, хотя золото Трои уже "найдено", до сих пор не ясна судьба других трофеев (золота из Эберсвальде, золота Меровингов, ценных экспонатов Вартсбургской оружейной палаты и т.д.). Но маловероятно, что кто-либо добровольно сообщит подобные сведения.

Следует отметить, что военные трофеи - не только картины известных мастеров и другие произведения искусства, но и ювелирные изделия, награбленные нацистами у населения европейских стран и граждан бывшего СССР, прежде всего евреев.

Некоторые вещи, вероятно, не имели исторической и художественной ценности. А потребности наших спецслужб, думается, были и остаются весьма велики. Как знать, не появлялся ли соблазн продать кое-что, а полученную валюту использовать для приобретения современной спецтехники и финансирования наших агентов на Западе.

Возможно, о судьбе некоторых перемещенных ценностей было известно Илье Абрамзону. Вот только не совсем ясно, как, будучи мэнээсом (младшим научным сотрудником), он смог сразу стать заведующим отделом одного из крупнейших музеев России.

Однажды произошла примечательная история. Отдел, где работал И.Абрамзон, посетила группа иностранцев. В нее входили военно-морской атташе, военно-воздушный атташе и пресс-атташе посольства США в Москве. Кстати, этот визит был зафиксирован на фотопленку сотрудниками службы наружного наблюдения.

Встреча происходила за закрытыми дверями. Но с большой долей уверенности можно предположить, что им было показано кое-что из трофейных ценностей. Примечательно, что через некоторое время И.Абрамзон оказался за границей и его следы затерялись в Германии.

Конечно, можно предположить, что сотрудники американских служб совершили этот визит случайно и без всякой цели. Ну, а наши спецслужбы, разумеется, будут утверждать, что никогда не получали, никому не передавали и никогда не продавали награбленные нацистами и иными преступниками ценности.

Приведу интересный факт. Более сорока лет назад нескольким музейным сотрудникам было поручено чрезвычайно щекотливое дело. Чтобы не привлекать внимания, они ночью забивали подлинные клейма на трофейных ценностях и ставили другие.

По их словам, ожидался приезд зарубежной делегации. Чтобы спасти "честь" государства, чиновники от культуры решили пойти на подлог. К сожалению, они загубили не "единицы хранения", а подвергли порче раритеты мирового культурного наследия.

Вообще говоря, надо поставить кордон на пути разбазаривания и разворовывания культурных ценностей. Думается, все перемещенные произведения искусства (картины, гравюры, книги, архивы, изделия из драгметаллов и т.д.) надо продолжать считать государственной собственностью до окончательного решения их судьбы.

Это уже давно подтверждается самой жизнью. Ведь ни один директор музея не имеет права взять из хранилища какой-либо предмет по собственному желанию и в личных целях. Неизвестно только, берут ли они ценности по чужому желанию и в иных целях.

Говорят, что чем больше хищений происходит в некоторых музеях, тем чаще награждают их директоров. Интересно, за что? За то, что было так много украдено? Или за то, что долгое время удавалось это скрывать ? А может быть, за то, что под видом одних хищений удалось скрыть другие хищения? Это всего-лишь догадки и предположения, не ставящие под сомнение честность тех людей, которых я знал лично.

Убежден, что решение проблемы трофейных культурных ценностей состоит не столько в том, чтобы отдать, сколько в том, чтобы вернуть назад похищенные у нас в годы войны ценности.

Так, еще в 1993 году автор предлагал производить возвращение произведений искусства только путем обмена. Например, мы возвращаем один рисунок (или картину) западного художника, оцененный в 10 тыс. долларов, и на эту же сумму получаем одну-две картины русских мастеров.

Разумеется, это прагматичный подход к художественным ценностям, но он имеет шансы на успех. Таким образом, мы станем легализовать и возвращать перемещенные культурные ценности только в ответ на легализацию и возвращение похищенных в России произведений искусства.

Сергей Палий.

P.S. Мнение автора может не совпадать с позицией официальных структур, некоммерческих организаций и редакции сайта. Любое совпадение с реальными событиями и лицами, описанием художественных ценностей случайно.

Сергей Палий.

(Фото найдено в Интернете)
Tags: В мире, Знаменитости, Культура, Общество, Россия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments