prajt (prajt) wrote in nash_dvor,
prajt
prajt
nash_dvor

Category:

Печать Власти

Монголо-татарское иго вспоминается как многовековой период непосильной дани, гнета и страданий народа. Но была ли война за независимость действительно движущей силой становления нашего государства? На самом деле, едва ли не более значимым историческим сюжетом русского средневековья является бескомпромиссная и жестокая борьба князей за власть. А материальным символом суровой эпохи раздоров наравне с ярлыком на княжение стала пайцза — золотая или серебряная табличка, выдаваемая ханом своим вассалам.
Государственный Исторический музей. Москва


В центре витрины – ханская пайцза, серебряная пластина весом около 500 г.

Судя по надписи на ней – это ханский знак династии Джучидов. Пайцза – это металлическая дощечка. Пайцзы бывали наградные и подорожные, последние вручали тому, кто выполнял особые поручения хана. Баскаки, приходившие на Русь за сбором дани всегда имели такую пайцзу.



Золотая пайцза

О ханских ярлыках, за которыми русские князья, претендующие на верховную власть, ездили в Улус Джучи (иначе — Золотую Орду) известно довольно много. А вот о пайцзах, или как их еще называют, басмах, упоминается не так часто. Тем не менее, именно эта вещь служила внешним доказательством законной власти князя на своих землях — власти, даруемой ему самим ханом. Ярлык представлял собой бумажный свиток, зачастую довольно громоздкий, где подробно расписывались полномочия ханского вассала. В отличие от него пайцза была не юридическим, а вещественным и более практичным знаком делегирования власти, который предназначался для ношения на шее или поясе.

Будучи главным элементом ордынской государственно-родовой символики, эта вещь служила знаком высокого почета и давала баснословные привилегии своему обладателю. Выглядела она как металлическая (бронзовая, серебряная или золотая) продолговатая табличка с рисунком или надписью и с отверстием для шнура. Пайцзы были придуманы и введены в обращение в Китае не позднее VII века нашей эры, а затем широко распространились и в Монгольской империи. Уже при жизни Чингисхана использовались пайцзы разного ранга, на которых было написано: «Указ пожалованного Небом императора Чингиса. [Пусть] ведет дела по усмотрению, как [если] бы мы лично ехали». То есть обладатель пайцзы высшего достоинства в глазах окружающих выглядел... ипостасью самого хана!

Подобные таблички описал в своих воспоминаниях путешественник Марко Поло: «Ахату дал трем послам великого хана Николаю, Матфею и Марку четыре золотых дщицы с приказами. На двух было по кречету, на одной лев, а одна была простая, написано там было их письмом, чтобы всюду трех послов почитали и служили им как самому владетелю, давали бы лошадей, продовольствие и провожатых». Ранговая система пайцз подчеркивала строгую вертикаль власти в Монгольской империи. Сотник имел серебряную пайцзу, тысячник — золотую или позолоченную, темник — золотую с львиной головой, а у командующего всем войском пайцза была золотая с изображением льва в нижней части, солнца и луны в верхней.

В следующем зале демонстрируется ещё одна пайцза. Выдали её от имени хана Узбека. Надпись на пайцзе: “Повелением вечного неба указ хана Узбека. Человек, который не покориться монголам виновен и должен умереть.





Витрина с пайцзой Узбека – на снимке справа. ГИМ.


Басма лица его

К сожалению, до сих пор не найдено ни одной золотой пайцзы, да и серебряные таблички — наперечет. По-видимому, с закатом Монгольской империи они перестали представлять политический интерес, и были просто-напросто переплавлены. Но все же несколько прекрасных серебряных экземпляров можно увидеть в Государственном Эрмитаже. Одна из них времен Дмитрия Донского и Мамая (который управлял Ордой от имени хана) была найдена в середине XIX века близ Днепропетровска. На ней изображено солнце и выгравирована надпись на монгольском языке уйгурским письмом: «Силою вечного неба. Покровительством великого могущества. Если кто не будет относиться с благоговением к указу Абдулла-хана, тот подвергнется [материальному] ущербу и умрет».

Именно пайцза стала воплощением ненавистного ига в народном предании, записанном в середине XVI века в «Истории о Казанском царстве». Речь идет о том, как великий московский князь Иван III отказался платить дань («выход») хану Большой Орды Ахмату, что привело к Стоянию на реке Угре 1480 года и окончанию монголо-татарского ига.
Предание гласит: «Царь Ахмать... посла къ великому князю Московскому послы своя, по старому обычаю отецъ своихъ и зъ басмою (пайцзой — прим. ред.), просити дани и оброки за прошлая лета. Великий же князь ни мало убояся страха царева и, приимъ басму лица его и плевав на ню, низлома ея, и на землю поверже, и потопта ногама своима, и гордыхъ пословъ его всехъ изымати повеле, пришедшихъ къ нему дерзостно, а единаго отпусти жива, носяща весть къ царю».

Историки сомневаются, что дипломатичный и расчетливый Иван III публично надругался над знаком ханской власти. Скорее всего, он просто вернул пайцзу хану, с которым еще долго сохранял дипломатические отношения. Но логика народного мифа об окончании монгольского ига требовала яркого и наглядного события, героического поступка самого князя. Так родился миф о «растоптанной» басме.

Н. С. Шустов. Иван III разрывает ханскую грамоту. 1858 г.



Силою вечного неба

Доподлинно не известно, какие пайцзы выдавали ханы великим русским князьям. Скорее всего, это были позолоченные таблички, подобные пайцзе Абдулла-хана. Но в течение двух веков этот знак власти был предметом зависти, споров и интриг многочисленных потомков Рюрика. Более 70 раз отправлялись княжеские делегации в Орду, чтобы засвидетельствовать подданнические чувства: Русь формально не была включена в Улус Джучи, но признала верховенство монгольских властителей. Не сумевшие завоевать доверие ордынского царя (ханами их в те времена не называли) возвращались ни с чем или погибали на месте. Удачливые князья получали возможность бескровно расширить свои владения за счет земель, принадлежащих другим. Лояльность, разумеется, подкреплялась подарками и убедительными обещаниями о размере будущей дани.

Можно сколько угодно рассуждать о корыстности Рюриковичей, приведшей к доминанте Орды, но давайте не забывать, что речь идет о Средневековье, которое и в Восточной, и в Западной Европе обладало рядом специфических черт экономической и политической жизни. Речь идет прежде всего о вассалитете, системе иерархических отношений между феодалами, в которой наверху пирамиды оказывался сильнейший, а остальные признавали его главенство, сохраняя при этом свою относительно независимую власть на подвластных территориях. Понятие территориальной целостности государства в те времена не было, а границы определялись в результате войн и торговых соглашений. Иных законов попросту не существовало.

Гравюра Н. А.Кошелева "Иван III уничтожает ханскую басму".



Жестокая борьба за личную власть и расширение владений — вот что двигало правителями того времени. Ближайшие соседи, независимо от веры и степени родства, могли оказаться как союзниками, так и лютыми врагами, против которых не грех привлечь монгольское, полоцкое или литовское войско. В этой борьбе хороши были любые средства, и современные нравственные оценки тут неуместны.

Особенно удачливым на этом поприще был Александр Невский. Победитель шведов и ливонских рыцарей одним из первых осознал, какие перспективы открываются перед обладателем басмы и ярлыка. И даже если считать недостоверной историю про то, как в 1251 году Александр ездил на Дон к Сартаку, сыну Батыя, с жалобой на родного брата Андрея, все равно ярлык на великое княжение он получил из ханских рук. В 1257 году Александр в третий раз съездил почтить ханского наместника, после чего, угрожая монгольским погромом, привел баскаков в Новгород и заставил горожан платить дань ордынцам. В результате Невский сумел подчинить все русские княжества (за исключением Галиции, Волыни и земель, отошедших к Литве) своей воле. Союз с монголами был его сознательным выбором, который, по мнению ряда историков, способствовал началу формирования на Руси власти деспотического типа.




Ворон ворону...

Еще более характерным эпизодом борьбы за власть стало противостояние сыновей Александра — Андрея и Дмитрия. Заветный ярлык достался старшему — Дмитрию, но младший, задобрив хана Менгу-Тимура дарами, добился верховенства и «приведе с собою рать татарскую». Дмитрий был вынужден отказаться от прав на Новгород, но сохранил за собой великое княжение. Затем уже оба брата использовали степных посредников, причем Дмитрий обратился к набравшему силу Ногаю, правителю самого западного улуса Орды. Авторитет Ногая оказался настолько сильным, что битвы снова удалось избежать, а Дмитрий сохранил за собой ярлык.

Два года спустя, в 1285 году Андрей снова призвал татар, но Дмитрий разбил войско брата. Семь лет относительного мира завершились очередной каверзой Андрея, который сумел очернить брата в глазах Ногая и в который раз привел ордынское войско на Русь. Москва и Владимир были разграблены, а Андрей утвердился великим князем. В этой междоусобице участвовал и третий брат — Даниил, который поочередно занимал то одну, то другую сторону. Кстати, чуть позже он и его дети сумели бескровно, по наследству заполучить земли старших Александровичей.

А вектор политической борьбы тем временем сместился, и новыми соискателями титула великого князя стали представители московской и тверской династий. В 1303 году тверской князь Михаил Ярославич, потомок Ярослава, брата Александра Невского, получил ярлык, после чего владимирское боярство поспешно переселилось в Тверь. Его сопернику Юрию Даниловичу, зятю Узбек-хана, удалось вызвать Михаила на суд в Орду, где последний и был казнен. После этого сын Михаила Дмитрий вынужден был передать Юрию дань со всего Тверского княжества. Однако Юрий пустил тверской «выход» через новгородских купцов, желая получить проценты, за что и был лишен ярлыка.

Во всей этой запутанной истории важно не то, кто, с кем и против кого выступал, а то, что граница между Ордой и Русью оказалась размытой. Повсюду шла беспрерывная война всех со всеми. Русские отряды действовали заодно с татарами против русских, а поскольку у татар начались раздоры, то и они привлекали русских для решения своих политических вопросов. Отчасти кульминацией этого безумства было правление Ивана Даниловича Калиты, который в 1327 году, возглавив отряд из 50 000 татарских воинов, решительно подавил восстание в Твери, а в 1340 году сжег Смоленск, жители которого отказались платить Орде дань. Его сын Симеон Гордый пять раз ездил в ставку к хану, добился права единоличного сбора дани с русских земель, чем значительно укрепил положение Московского княжества.




Собиратель земель

Симеон умер от чумы в 1353 году, а в 1359 году — его брат и преемник Иван Красный, у которого остался сын Дмитрий. Будущий знаменитый полководец ярлык на княжение получил одновременно от сарайского хана Мюрида и хана западной части Белой Орды Абдуллаха. Столь странная любовь к одиннадцатилетнему Дмитрию объясняется просто: москвичи щедрой рукой финансировали всех, кто мог гарантировать поддержку. Между тем в Орде назревала великая смута, и претенденты на ханский престол нуждались в средствах.

Нуждался в них и беклярбек Мамай, который вынужден был сначала воевать с ханом Мюридом, а затем с Тохтамышем. И не нашел ничего лучшего, как потребовать повышенной дани из Москвы. В ответ на дерзкое требование равного по статусу (а в иерархии Орды Мамай и Дмитрий были равны) великий князь начал собирать войско. Итогом стала знаменитая Куликовская битва, которая в работах историков приобрела значение едва ли не главной национально-освободительной битвы времен татаро-монгольского ига.

Не будем останавливаться на этом сражении, в котором, кстати, русские и татарские воины были в обоих лагерях — оно подробно описано во всех учебниках по истории. Опустим и анализ причин подозрительного отсутствия на Куликовом поле археологических свидетельств роковой для Мамая битвы. Более любопытным кажется другой факт — два года спустя (в 1382 году) новый хан Орды Тохтамыш в ответ на отказ москвичей платить дань сжег город. Почему Дмитрий, не побоявшийся выйти против стотысячного войска Мамая в два раза меньшей дружиной, в этот раз предпочел уклониться от столкновения? Более того, он поспешно покинул город, а Москву обороняли литовцы (!) во главе с князем Остеем.

Дело в том, что русские князья не поддержали амбиций Дмитрия на лидерство и присягнули Тохтамышу. Московский князь, оказавшийся в одиночестве, был вынужден принять публичное наказание от сюзерена и возобновить выплату дани. Год спустя он посетил Орду с «покаянным посольством», оставил в заложниках сына Василия и сумел вернуть благосклонность хана, а вместе с ней и ярлык.

Историк Николай Костомаров назвал правление Дмитрия Ивановича «несчастной и печальной эпохой в истории русского народа», сопровождающейся «беспрестанными разорениями и опустошениями». Действительно, в это время войны всех со всеми успешным правителем считался тот, кто мог противопоставить силу силе и не боялся рискованных решений. Народ привык к войне и не признавал малодушных князей. И с этой точки зрения за плоской и хрестоматийной фигурой «собирателя русских земель» проступают черты удачливого авантюриста, азартного политического игрока, хитроумного дипломата, которым и был на самом деле Дмитрий I Донской.




Герои и злодеи

Вступление в княжеские права Василия Дмитриевича ознаменовало собой новый исторический период, когда в глобальную политическую игру включились новые участники: Великое Княжество Литовское, Османская империя, Польское Королевство. Их правители добивались своих целей иными способами, заключая военные альянсы и междинастические браки. Армии стали использовать огнестрельное оружие, что изменило характер сражений и потребовало от полководцев навыков стратегического планирования. Европа, а вместе с ней и Русь вступала в эпоху абсолютизма.

Пайцза в этих обстоятельствах стала восприниматься атавизмом минувшей эпохи, символом чего-то абстрактного, вроде талисмана на удачу или музейного артефакта. Неудивительно, что в этих условиях родилась легенда о том, как Иван III растоптал пайцзу — никто больше не рассматривал ее как инструмент политического влияния. Ханская воля начала ослабевать, а вместе с ней утрачивали прежнее значение и ее вещественные проявления.

Русское средневековье, символами которого вполне могут быть пайзца и ярлык, — интереснейшее явление, описанное в литературе скучным языком архивных исследователей. К сожалению, в запутанной истории противоборства князей невероятно трудно разобрать, кто герой, а кто — злодей. А наше сознание настойчиво требует именно такой дефиниции. В результате героями назначены те, кто хотя бы раз выступил в роли «борца за независимость». Настоящая история, поверьте, намного объемнее и занимательнее.

Послесловие
В лихие 90-тые за материалами приходилось отправлять КАМАЗы в другой регион.
На трассе машины останавливали местные бандюганы и угрожая расправой, порчей груза и машин, вымогали деньги за проезд по этому участку автодороги. При этом, забрав мзду, водителям выдавали листок из блокнота с автографом местного авторитета- своего рода пайзцу- по которой можно было проехать до определенного города без проблем. Бумажка показывала, что деньги уплачены. Другие "сборщики налогов" водителей с этой бумагой не трогали.


https://kadambary.livejournal.com/4875.html
https://historicaldis.ru/blog/43328143756/Izvestnyie-paytszyi
https://masterok.livejournal.com/2506994.html
https://kraeved1147.ru/gim-test-2018-2/

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments