prajt (prajt) wrote in nash_dvor,
prajt
prajt
nash_dvor

Category:

Как Преподобный Сергий в смутное время свою обитель спасал

Окончание. Начало: https://prajt.livejournal.com/282113.html

Как можно видеть, и все другие рассказы о явлениях преподобного Сергия, помещённые Авраамием в «Сказании о Троицкой осаде» в общем построены так же, то есть — как сообщения об обычных и привычных фактах бытия, которые к тому же, мало связаны с религиозными переживаниями, хотя и имеют в виду божественное вмешательство в дела людские.

Лисовчики. Раскрашенная гравюра, 1880 г.


Из Тушина в обход Москвы были посланы на северные дороги регулярная армия Сапеги и Александр Юзеф Лисовский (1580-1616) во главе отборных отрядов польской иррегулярной кавалерии, членов которой называли «лисовчиками».

Для героев и свидетелей этих эпизодов характерны простой облик, простая поступь, простые речи. Правильность такого вывода демонстрирует, например, глава «О явлении чудотворца Сергиа Польским и Литовским людем», читающаяся в «Истории» уже за пределами «Сказания», но сюжетно связанная с событиями обороны монастыря.
Здесь воспроизводится свидетельство некоего дворянина Семена Языкова о суеверном восхищении поляков, стоявших в осаде под монастырскими стенами, силой обороняющихся людей. Подтверждая своё мнение, поляки будто бы сообщили ему, что однажды видели, как «един мних ухватил нашу полуторную пищаль(замечу, что такая пушка — обычно медная, в полторы сажени длиной, то есть около двух метров — могла быть очень тяжелой[44] — В. К.) и на раму свое возложил, в мур (стену — В. К.) у нас унесе.

И се видeвше мы и с нами панове вельми дивишяся и страхом одержими бышя. Многа же и ина видeния видeхом и разумeхом, яко мнихом поспeшествует сила Божиа»[45]. По убеждению Авраамия, в данном свидетельстве речь шла именно о Сергии Радонежском. Но в таком случае теперь преподобный оказывается представленным читателям «Истории» чуть ли не как былинный герой, который только одной своей силой и удалостью наводит ужас на врагов. Уместно заметить, что при этом он остаётся и рачительным хозяином, ибо прибирает же к рукам нужное монастырю польское оружие.

Оборона Троице-Сергиевой Лавры. Художник: С.Д. Милорадович, 1894. Фрагмент.



Кстати, рассмотренные выше монологи Радонежского чудотворца во время его явлений участникам борьбы за монастырь, как и сами соответствующие им сюжеты, в плане стилистики и поэтики также более близки к народной сказовой, эпической традиции, нежели к церковно-агиографической, обычно характерной для литературы видений.

Достаточно сравнить их, например, с визионерскими текстами, появившимися тогда же, в Смутное время, — с «Видением некоему мужу духовному»[46], с «Повестью о видении иноку Варлааму в Великом Новгороде»[47], с «Повестью о чудесном видении в Нижнем Новгороде»[48], с «Повестью о видении во Владимире в 1611 году» [49], с «Видениями Евфимия Чакольского 1611-1614 гг.»[50].

Все эти тексты отличаются сугубо церковным характером и описывают события, происшедшие в контексте сугубо религиозных переживаний с молитвой и благоговением перед лицом Божественного откровения. Любопытно, что и в самой «Истории в память предыдущим родом», вне границ «Сказания об осаде Троицкого монастыря», содержатся подобные рассказы.

Осада Троице-Сергиева монастыря в 1609 г. Литография XVIII века.



Таковы главы: «О явлении чудотворца на Москве с хлебы»[51], «О явлении Сергиа чудотворца на Москве во осаде Галасунскому архиепископу Арсению»[52] и «Чудо преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергия чудотворца о исцелевшем немом»[53].

Вот, например, как повествуется о явлении преподобного архиепископу Арсению Элассонскому, бывшему «хранителю царских гробниц» в Архангельском соборе Кремля[54]: «Тогда убо Галасунскому архиепископу Арсению бывшу во осадe в Кремлe со окаанными Поляки и с Нeмцы и всeми потребами обнищавшу, — весь бо дом его Поляки и Нeмцы разграбиша и вся имeниа его и запасы поимашя, — архиепископу же, гладом помирающу и уже живота отчаавшуся и отходную ему проговорившу, лежащу же ему в келии со единем старцом, келейником своим, является ему великий в чюдесeх Сергие;

пришед х келии тихо, молитву сотворь. Архиепископ же от зельныя немощи едва отвeща: “Аминь”. И абие входит в келию его преподобный Сергий, и свeт велий в келии возсиа, и глагола ему святый: “Арсение! Се убо Господь Бог, молитв ради Всенепорочныя Владычица Богородица и великих ради святителей Петра и Алексeя и Ионы и всeх святых, — да и аз грeшный с ними же ходатай бых, — заутра град Китай предает в руцe христианом и врагов ваших вскорe всeх низложит и из града извергнет”.

«Вылазка за скотом». Литография 1862 года.



Архиепископ же Арсений, очи свои возвед, и ясно видит близ одра его стояща великого чюдотворца Сергиа; и познав его и едва въстав на ногу свою, поклонися ему. Он же невидим бысть от очию его. И свeт он великий, явльшийся в келии его, разыдеся. Архиепископ же, в себe быв, ощути, себе от болeзни здрава и благодарив Бога до утриа»[55].

Самое поверхностное сравнение данного рассказа с рассказом о явлении Сергия Радонежского в больнице, рассмотренным выше, обнаруживает их полярное различие. Теперь уже реализуется модус традиционного агиографического повествования: преподобный предстаёт перед визионером с молитвой, в ореоле света и предрекая; визионер же благоговейно поклоняется ему и, получив исцеление, молитвенно благодарит его. Иное качество имеет также и сама словесная ткань рассказа.

Действительно, во всех подобных эпизодах в «Истории в память предыдущим родом» последовательно используется церковнославянская, а не разговорная, лексика и патетически напряжённая, а не обыденная, интонация.

Соответственно, и поведение героев меняется: визионеры пребывают в состоянии молитвы, религиозного воодушевления и благоговения, святой же Сергий излучает сияние, насыщает, предсказывает, исцеляет; одни припадáют к чаше Божественной милости и спасения, другой её подаёт.

Осада Троице-Сергиева монастыря. Погоня за тремя старцами. Литография. ХIХ в.



Да и сам автор — Авраамий Палицын — по этому поводу воспаряется в молитвенном восторге, восхваляет и проповедует «о величии Божии, како прослави и нынe прославляет угодника своего великого в чюдесех»[56].

Но при этом цель писателя остаётся неизменной: как в сакраментальных эпизодах — средствами панегирической риторики, так и в будничных — с использованием средств сказовой стилистики, Авраамий всегда стремится показать, что преподобный Сергий Радонежский — истинный народный святой, неотступный защитник своей обители и всей Русской земли и что:

«на всяком бо мeсте в бeдах или в скорбeх или в юзах в плeне же, и в изгнаниих, и в кровопролитиих, и во всяких нужных тeснотах и печалех и иже призовет с вeрою в помощь великого сего отца, той убо посрамлен никако же исходит и чаяния своего не погрeшит. Овогда же и преже прошениа святый в печалeх предваряет и неищущим его скор помощник обрeтается. Той убо друг присный Матери Слова Божиа, не считая тогда и нынe всeх нас питает»[57].

Вылазка осаждённых из Троицкого монастыря. Художник: Н. Левенцев.2001



Итак, формируя у читателя представление о преподобном Сергии Радонежском, Авраамий Палицын использует комплекс как семантически простых, так и метафорических эпитетов, влагает в его уста различные в идейно-стилистическом отношении речи, описывает его внешность и поступки и, наконец, характеризует разное восприятие его личности разными участниками борьбы за монастырь.

Всё это позволило писателю создать объёмный образ святого, показать его, если позволительно так выразиться, в динамике стереоиллюзии и стереофонии. А последнее особенно важно, ибо свидетельствует о начавшемся в русской литературе отходе от средневековой традиции плоскостной, одномерной и аперспективной изобразительности.
Архимандрит Савва (Тутунов), настоятель храма пророка Илии в Черкизове:

– Один из уроков этого «Сказания» — как раз обыденный образ преподобного Сергия. С благоговением читая жития, мы немножко забываем о реальности их пребывания среди нас. Мы пребываем между излишне рассудительным скепсисом и излишним доверием к различным суевериям.

«Осада с лестницами». Литограф М. Гадалов. 1853.



Мы либо не видим помощи святых, либо видим ее на каждом шагу, что тоже становится формой суеверия. А этот рассказ был составлен более чем через 200 лет после кончины преподобного Сергия: много времени прошло, но для людей того времени преподобный Сергий жив и присутствует рядом, потому что их вера была и не научно-скептической, и не суеверной.

– Не провоцировало ли такое количество видений всплеска суеверий и визионерства? В православии принято считать себя недостойным видения ангелов и святых. А тут можно решить, что и мне может являться преподобный Сергий.

– Владимир Кириллин:

– Это большой вопрос. О том, что «Сказание» Авраамия Палицына воспринималось с большой теплотой, говорит количество списков. Что из него извлекали читатели — неизвестно. Мы и сейчас редко ведем читательские дневники и оставляем свидетельства, как мы воспринимаем произведения. Конечно, тема видений — деликатная. Конечно, нужно отличать восточнохристианскую православную традицию от западноевропейской, католической.

Конец Осады Троице-Сергиева монастыря в 1609 г. Литография XVIII века.



В западной традиции все видения исполнены экзальтации. У нас это просто встреча: иногда достойного человека, иногда не очень достойного — со святостью в лице того или иного угодника или чаще всего Божией Матери.

Видения именно Христа в древнерусской литературе, кажется, вовсе отсутствуют (позже будет видение преподобному Серафиму Саровскому). Всегда происходит краткая беседа и волеизъявление Божией Матери или, например, Николая Угодника: храм построить, монастырь основать или другие благочестивые предприятия.

А в западнохристианской традиции видения даже иногда читать соблазнительно: это уход в потусторонний мир, видения адских мук или райских блаженств, реальная встреча с Иисусом Христом или Божией Матерью, буквальное приобщение к Страстям Христовым. Кому интересно — сам обратится к этому материалу: там много экзальтации и нездорового восприятия реалий религиозной жизни. У нас все-таки отношение трезвее.








Примечание

[44] Волков В. А. Русская артиллерия (конец XV — первая половина XVII веков) // Образовательный портал «Слово». URL: http://www.portal-slovo.ru/history/35292.php?PRINT=Y (проверено 07.12.2012 г.); Носов К. С., Зарощинская Н. О.Артиллерийское вооружение русских крепостей XVI-XVII вв. // Альманах центра общественных экспертиз. Вып. 2: Декабрь. Б. м., 2008. С. 174-196.
[45] Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы. М., 1822. С. 213 («Глава пятьдесят осмая»).
[46] БЛДР. Т. 14: Конец XVI — начало XVII века. СПб., 2006. С. 196-201.
[47] Там же. С. 204-209.
[48] Там же. С. 210-215.
[49] Там же. с. 216-219.
[50] Там же. С. 220-237.
[51] Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы. М., 1822. С. 219-223 («Глава шестидесятая»).
[52] Там же. С. 281-283 («Глава семьдесят девятая»).
[53] Там же. С. 314-318 («Глава осмьдесят четвертая»).
[54] Маштафаров А. В., Флоря Б. Н. Арсений Элассонский // Том 3. Анфимий – Афанасий. М., 2001. С. 442-446.
[55] Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы. М., 1822. С. 281-282 («Глава седмьдесят осмая»).
[56] Там же. С. 317 («Глава восемьдесят четвертая»).
[57] Там же. С. 207 («Глава пятьдесят седьмая»).



http://trojza.blogspot.com/2012/11/1608-1609.html?m=1
Источник: https://www.pravmir.ru/

</span>

Tags: #история, Россия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment