В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ... (ctakan_divanych) wrote in nash_dvor,
В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ...
ctakan_divanych
nash_dvor

Categories:

Испачканные светлые идеалы



В сети часто можно встретить мнение, что российская власть душит оппозицию. И именно поэтому, дескать, на политическом небосклоне нет ни одного оппозиционного лидера равного В.В.Путину. Поскольку, как только появляется некая яркая оппозиционная личность, так Путин моментом эту личность либо отравляет, либо расстреливает, либо уничтожает в тюрьме. В общем, не уважает.)

Для начала давайте разберёмся с наличием оппозиции в России как таковой. Существует так называемая системная оппозиция. Партию Роста, КПРФ, ЛДПР, Справедливая Россия и Яблоко. В той или иной мере они отвечают понятию "оппозиция существующей власти", как таковому. И в то же время у нас существует внесистемная оппозиция. Это уже не столько партии, сколько некие движения, проявления, которые по сути своей являются внутрипартийными оппозициями существующим партиям. Поскольку в идеологическом плане от своих системных "собратьев" ничем не отличаются и ведут свою борьбу (если и ведут) лишь за то, чтобы именно их признали системными, а те, которые в Госдуме, те неправильные. По сути, лишь, демонстрируя собой борьбу за думские бюджеты. Ведь, согласитесь, идеологически "Левый фронт" от КПРФ, если и отличается, то лишь своим радикализмом. Также как ПАРНАС от Партии Роста.

Наиболее же заметное из всех движение в поддержку Алексея Навального сочетает в себе и тот же ПАРНАС, и Открытую Россию, все прочие внесистемные и ещё зачастую одному Богу известные движения и политические течения. Объединённые никакой не идеологией или программой, а единственной целью -- оппозицией лично Путину. То есть, здесь уже под прицелом не всякие мелочи вроде думских бюджетов, в сама Россия. И, если в одних рядах навальнистов вдруг оказываются вместе коммуннисты из "Левого фронта" и "либертарианцы", то тут оно другому не мешает. Вся эта деструктивная тусовка не гнушается никакими действиями, набросами, фальшивками и прочими, типа, протестными действиями. По сути являющимися действиями по разрушению страны.

На заглавной картинке фотография молодой девушки, с 16 лет познавшей работу этой тусовки изнутри.

[Spoiler (click to open)]Алена Нарвская в 16 лет агитировала за Любовь Соболь, а в 17 в качестве сотрудника избирательного штаба Алексея Навального уже сама занималась координацией волонтеров. В интервью она рассказала, как проходила ее работа и как изменилось ее отношение к оппозиционным проектам.

— Почему вы захотели сейчас рассказать о работе в штабе Навального?

— После истории с московским штабом Навального я надолго ушла из политики из-за обиды и разочарования, но недавно вновь начала этим интересоваться. Недавно я включила один из стримов Леонида Волкова на YouTube, и мне показалась очень занимательной картинка, когда Леонид сидит в хорошо оснащенной и оборудованной студии с последним MacBook, ведет прямую трансляцию, где кадры с улиц российских городов с задержаниями людей, с совершенно зелеными подростками, говорит о том, что они молодцы и нужно продолжать, что «свободная Россия будущего» уже не за горами. Рядом с ним сидит холеный Жданов, который также нахваливает протесты и поддакивает Волкову. Этот контраст вызвал у меня очень негативные эмоции. Эта картинка, как мне кажется, должна вразумить каждого вменяемого человека, который в следующий раз захочет выйти под эгидой Алексея Навального. То, что сейчас делают Волков и ко, сбежавшие за границу, – это унижение для людей, которых они призывают участвовать в протестах. Почему Волков до сих пор, даже находясь в другой стране, не вышел на улицу, не помитинговал? Почему он ни разу не вышел к консульству с плакатом? Они всегда сидели в стороне. Просто теперь, когда они вещают из другой страны и призывают людей активнее участвовать в политической жизни России и выходить на улицы, это звучит особенно лицемерно.

— Как и когда вы решили заняться политикой?

— Впервые я попала в ФБК (организация включена Минюстом в список иноагентов), когда Люба Соболь объявила в социальных сетях о наборе волонтеров в свою предвыборную кампанию 2016 года. Мне тогда было 16 лет, я еще училась в школе. После встречи в «Фонде борьбы с коррупцией» и заполнения анкеты мы начали агитацию в определенных районах Москвы. Но нас не обучили общению с людьми: каких-либо тренингов, подготовки к таким мероприятиям не было, все, что мы делали, происходило «в поле». Мы проводили встречи с жителями во дворах. На этих встречах Люба выглядела человеком, которому некомфортно и который не знает, как общаться со своими сторонниками. Она не может вести простой диалог с людьми, не может быть с ними на одной волне. Все ее выступления выглядели так, будто она выучила стихотворение и, стоя на стульчике, рассказывает его. Жители на такой встрече понимали, что перед ним стоит не уверенный в завтрашнем дне человек, а очередной представитель оппозиции, который старается собрать голоса. Одной из главных задач в нашей работе было собрать побольше максимально полных персональных данных.

Никто не предупредил, что мы собираем данные в поддержку незарегистрированного кандидата. Я совершенно этого не понимала. Я хотела помогать Любе, «потому что она хорошая, потому что она борется за правду». И я не очень понимала этот момент с регистрацией, пока не выяснилось, что партия «Яблоко» не готова ее поддерживать. Мы продержались где-то два – два с половиной месяца. Люба так и не объяснила почему свернула эту кампанию.

— С вами заключали какой-нибудь трудовой договор? И каким способом платили зарплату?

— Было некое согласие о том, что я обязуюсь проводить уличные агитации, были прописаны тезисно мои обязанности. На бумаге все выглядело красиво, но, по сути, я ходила по паркам и дворам, где спрашивала людей, как им живется и какие у них есть проблемы с ЖКХ. Деньги переводили на карту, сумма была минимальной. Если я не ошибаюсь, это был частный перевод средств от физлица.

— Чем вы занимались после остановки той кампании?

— Я пыталась найти в интернете, в социальных сетях сообщества, объединения, сторонников Навального, куда могла бы податься. На тот момент у «Партии прогресса» было молодежное крыло, я посетила пару собраний, но не увидела там цельной аргументации и каких-то определенных действий. Потом, спустя год, со мной связался Николай Касьян, которого я знала по молодежному крылу «Партии прогресса», и предложил работу в предвыборном штабе Алексея Навального. Так я стала сотрудником этого штаба, где проработала шесть месяцев.

На тот момент я верила в Алексея и в то, что он делает правое дело. В 17 лет, заканчивая школу и убегая прямо из штаба на свой собственный выпускной, мне казалось, что мы делаем самое доброе дело. Мной руководила вера в то, что я занимаюсь важной миссией спасения России. Эта безоговорочность и инфантильность поначалу заслоняли собой все. В том числе здравый смысл. Это было выгодно и удобно тем, кто нанял меня на работу.

— Но вы все-таки ушли из проекта Навального. Почему?

— Меня поразило то, что мы боролись против того, подобием чего мы являлись сами. Например, мы боролись против кумовства. Алексей все время говорит о чиновниках, о целых семейных кланах у власти, но, по сути, в штабе Навального происходило то же самое. Правыми руками были его ближайшие друзья, их мнение было негласным правилом существования в штабе, которому надо было беспрекословно следовать. В штабе была достаточно четкая иерархия, с нашим мнением не считались. Внутренние склоки, интриги – все это не соответствовало тем идеалам, за которые мы боролись.

Было очень много интриг, недоверия, подозрений. Приходишь каждый день на работу, стараешься, но постоянно встречаешь негатив, недовольство и упреки, что делаешь недостаточно.

— Какие упреки?

— Волков постоянно был недоволен нашей работой, статистикой. Нам надо было постоянно улыбаться и обязательно выставлять красивую картинку в Twitter, чтобы главный штаб мог делать репосты, чтобы у них был материал о работе, которую они могли выдать за свою собственную. От Волкова мы слышали только то, что мы должны делать, никаких слов поддержки в свои редкие визиты в штаб он не говорил. Зато, если ты девушка, которая может стать красивым дополнением для картинки в Twitter, ты обязательно должна сфотографироваться с ним и счастливо улыбаться от того, что стоишь рядом с Леонидом Волковым. Такой прессинг ради прекрасной России будущего шел вразрез с тем, за что мы боролись.

Волков живет в своем мире, где в 2018-м на агитацию за Навального выходили десятки тысяч волонтеров. Он панически боялся столкнуться с реальностью, думаю, с этим связаны его редкие визиты в штаб – он не мог увидеть, что штаб пустой. То ли он панически боялся Алексея, то ли сам пугался того несоответствия реальности с той, которую сам создал. Отступить от заранее намеченного результата, я думаю, в его картине мира невозможно.

— А что вы ранее назвали интригами?

— Например, у нас был Дмитрий Волов, который, как выяснилось со временем, был стукачом Ивана Жданова. Он старался следить за нами, узнавать про то, чем мы занимаемся не только в рабочее время.

Ни публичная, ни внутренняя критика была не допустима. Недовольство теми, кто нами руководит, не принималось. Я не могла представить, что можно рассказать кому-нибудь, что происходит в штабе на самом деле.

Первые месяцы я закрылась в себе. У меня была большая обида на Алексея и его команду. Они назвали меня предателем, когда узнали, что я ходила на мероприятие с Ксенией Собчак. Мне было интересно послушать о ее кампании, я не была ее сторонницей. Потом во время разговора с друзьями я узнала, что ходят разговоры, что я ушла из штаба потому, что мне предложили работу у Собчак.

Нас манили и привлекали идеей спасения России, хотя спасать надо было нас, от тех, кто этой сектой управлял. Я собиралась учиться за границей, и одной из причин, почему я в итоге осталась в России, была работа у Алексея Навального и идея спасения России. Один раз я находилась в разбитом эмоциональном состоянии, и в сердцах сказала, что, наверное, лучше бы я уехала, чем работала в таких условиях. Это услышала Аня Литвиненко, она очень обиделась на меня и сказала подумать о своих словах. Причем я не критиковала кого то, просто эмоционально высказалась. Но даже это задело Аню Литвиненко, которая на тот момент была самым лояльным сотрудником штаба. Не представляю себе, что сказал бы Леонид Волков, если бы услышал меня.

— Можете вспомнить как проходил рабочий день в штабе? Обычный или какой-то особенно напряженный.

— Когда мы в очередной агитационный день едва набирали 50 человек по всей Москве, а затем включали стрим Волкова или читали его Twitter, где он называл совсем другое количество человек, гораздо завышенное. Такое несоответствие его слов нашей реальности мы наблюдали каждый день. Это было в порядке вещей, это была ложь, в которой мы жили и работали каждый день. Да и сейчас, я уверена, он сидит и рисует свои точки сам.

— Расскажите о работе в дни протестных митингов? Как она строилась, координировалась

— Когда утром 12 июня 2017-го мы пришли в штаб, то надеялись пойти на митинг и быть рядом с людьми, которых мы к этому митингу готовили, но нам было сказано даже не мечтать об этом. Я чуть не плакала от обиды, ведь митинг был согласован. Потом нам дали установку остаться в штабе и отправлять всех людей, которые будут приходить, на Тверскую.

Нам сказали, что и так юристов не хватает, и если мы попадемся, то некому будет нас вытаскивать.

Я помню чувство стыда, которое испытывала, когда модерировала общий чат. Мы просили писать о проблемах и задержаниях в личные сообщения или в специальные группы помощи задержанным, но некоторые такие сообщения проскакивали. Мы их удаляли, чтобы не вызывать панику у остальных. Волонтерам, которые писали мне личные сообщения, я не знала, что ответить, отвечала общими фразами. Я не знала, чем им помочь.

— Вы помните обещание Алексея Навального добиться в ЕСПЧ компенсации каждому оштрафованному участнику митинга в 10 тысяч евро? Что можете сказать о результате?

— Да, тогда откликнулось много людей. Эта бравада была, безусловно, направлена на то, чтобы как можно больше людей вышли на улицы. Мы очень многого хотели от людей, но взамен эти люди, особенно молодежь, не получали ничего, в том числе элементарных рекомендаций по безопасности.
Нам нужна была от них безусловная готовность выходить в дождь и снег. Нам нужно было, чтобы они расходовали себя в соответствии с идеями, которые мы продвигали. Тогда я сама не понимала, насколько это радикально и насколько противоречит хорошим идеям.

Полностью здесь


Да, обещание денег и поддержки от ЕСПЧ тогда вдохновило многих. Но в итоге, задержанные не увидели даже простой юридической поддержки.

О последствиях для многих участников протестных митингов января-февраля этого года, думаю, известно уже всем. Я, лишь, напомню о некоторых, выхвативших наибольшее "вознаграждение".

[Spoiler (click to open)]Тверской районный суд Москвы приговорил Тимура Салихова к реальному сроку за нападение на силовиков во время несанкционированной акции протеста, которая прошла в столице 23 января. Об этом говорится в Telegram-канале московских судов.

«Назначено наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима», — сообщил пресс-секретарь Тверского районного суда.

Несогласованные протесты в поддержку оппозиционера Алексея Навального прошли в России 23 января, 31 января и 2 февраля. По данным «ОВД-Инфо», 23-го в столице задержали 1558 человек, 31 января — 1871 человека и 2 февраля в Москве были задержаны 1236 человек. В середине февраля в МВД рассказали, что после акций протеста было возбуждено 90 уголовных дел.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/society/19/03/2021/605501219a794719105028fd

Суд приговорил Станислава Ахмедова к двум годам колонии за нападение на полицейского во время несанкционированной акции 23 января в Москве. Об этом говорится на сайте столичного главка Следственного комитета (СК).

«Приговором суда Ахмедову назначено наказание в виде двух лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима», — отмечается в сообщении.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/rbcfreenews/6077921c9a7947a7a3eccbe5


То, что сами участники протестов для штаба Навального не более, чем расходный материал, давно известно каждому здравомыслящему человеку. А про "скандалы, интриги, расследования" в штабе Навального наиболее интересно изложила ещё одна бывшая сотрудница штаба Екатерина Патюлина.

[«Я думал, он лишь хотел тебя трахнуть, но оказывается, всё не так просто!»]По словам Патюлиной, настоящей причиной конфликта между Волковым и Кацем стала она сама. Волков, её непосредственный начальник у Навального, влюбился в неё и пытался добиться встречи, но после отказов и игнорирования с её стороны стал вести себя агрессивно, вспоминала девушка.



Сближение с Кацем взбесило Волкова, считает Патюлина: в доказательство она опубликовала переписку с ним, в которой глава штаба то настойчиво предлагал встречи, то извинялся за навязчивость. В итоге 3 сентября, за пять дней до выборов, Волков объявил об увольнении Каца небольшой группе людей, но по словам Патюлиной Навальный это не поддержал.

Полностью здесь


Также нелицеприятно о Навальном и его ближайшем окружении отзывается и бывший замглавы московского штаба Навального и юрист ФБК Виталий Серуканов, разочаровавшийся в политике Навального, сейчас он пишет книгу-разоблачение «Привет, это Навальный».

[Spoiler (click to open)]В одном из интервью он честно рассказал о том, что будучи замглавы штаба получал 80 тысяч рублей, а рядовые сотрудники работали по 10 часов в сутки 6 дней в неделю за 30 тысяч рублей.

Серуканову можно верить. Он был посвящен в «святая святых» Навального – финансовые пожертвования! Он и рассказал, куда они шли на самом деле. Думаете на оплату штрафов участников беспорядков и несанкционированных протестных акций? На юридическую помощь тем, кто попал в СИЗО, выполняя установку «навальнистов»? Ничего подобного. На отдых Навального и членов его семьи за рубежом*.

В конце 2020 года, когда Навальный якобы «реабилитировался от последствий отравления», он летал на Канарские острова. Это подтвердила полиция ФРГ, сообщив немецким СМИ, что «борец с режимом» улетел в теплые края 28 декабря, чтобы встретить там Новый год. В отечественном суде Навальный врал и говорил о том, что не мог вернуться в Россию раньше, поскольку «долечивался», поэтому и не мог явиться отмечаться в инспекции ФСИН.

Отдыхать на Канарах Навальному было на что и за что. Перед поездкой он закончил монтаж фильма о «дворце Путина». Там же состоялся и премьерный показ фильма перед кураторами из США. Как говорится, совместил приятное с полезным. Для Навального «расследования» это обычная работа, приносящая огромные прибыли. Только за 2017-2018 годы за публикацию «шокирующих» расследований блогер получил на свой биткойн-кошелек более 62 миллионов рублей.

Информацию об этом публиковал, в частности, анонимный Telegram-канал «Исповедь сотрудника ФБК». Он сообщает: «21 ноября 2018 года пришли 19,9 биткойна, а 22 ноября вышло видео о британском гражданстве Сергея Брилева». Другой Telegram-канал, «Проект Сканер», разместил у себя публикацию о том, как работает схема вывода немалых денежных сумм, анализируются передвижения самого Навального и сотрудников ФБК по миру.

В Сети все чаще справедливо задаются вопросом, насколько этично и уместно выпрашивать пожертвования у сочувствующих, включая школьников и студентов. Многие из них, за неимением возможности помочь финансово, идут сдавать кровь, чтобы вырученные деньги перевести на счета Навального. Дальше эти денги идут на отдых и развлечения семьи Навального и на карманные расходы дочери Навального Дарьи

студентки Стэнфордского университета США. Хотя сам блогер неоднократно говорил о том, что если Ты хочешь менять Россию – твои дети должны учиться здесь, в России. Ха-ха!

– Вероятно, о ее бесплатном поступлении Навальный договорился во время одного из визитов за границу, – говорит Виталий Серуканов, – простых детей из России туда не берут. Все в штабе знали, что его дети готовятся к поступлению в заграничные ВУЗы, их и в Москве практически не было. Этот образ Навального аля «простой парень из Марьино» полная туфта.

Кстати, родная дочь с «потрохами сдала» родного папочку, когда поделилась в своем You Tube-канале новостью о поступлении в Стэнфордский университет. Девушка перед объективом камеры распаковала конверт с письмом-подтверждением, что она прошла отбор и принята в ВУЗ. Внимательные зрители разглядели на конверте адрес, по которому проживает семья Навального: улица Мастеркова, дом 1. По этому адресу расположен жилой комплекс «Лира» премиального класса. Судя по данным базы недвижимости, трехкомнатная квартира в таком доме стоит от 37,5 миллионов рублей.

Для Алексея Навального подобные суммы явно не представляют проблем. ФБК давно является инструментом незаконного обогащения для своих учредителей, которые осуществляют махинации с собранными якобы на борьбу с коррупцией средствами. Схема увода денег от сторонников чем-то напоминает секту. Это касается и кадровой политики Фонда.

– Сотрудники ФБК и избирательных кампаний несут административно-уголовные риски, их никуда не берут на работу, им платят символические деньги, – рассказывает Виталий Серуканов, – но когда ты попадешь в беду, то если ты не директор ФБК или пресс-секретарь Навального, к тебе будет отношение как к обычному волонтеру. В итоге этими людьми, которых привозили автозаками, как при Сталине вагонами, занимались «ОВД-инфо», «Открытка», «Русь сидящая».

Полностью здесь


Более подробно о финансовой подпитке ФБК и штаба Навального можно посмотреть здесь.

Удивление же Навального, попавшего в колонию, что в тамошней среде не принято ругаться матом, вызывает здоровую улыбку. Для человека 44 лет не знать, что ругаться матом вообще неприлично, и запросто за такое можно получить по редиске?... Видимо, в тюрьме ему объяснили, что там за "бараныёбаныеврот" можно реально стать таким вот бараном. Хотя, за всё его "кидалово" с ним могут пересечься и те, кто за участие в протестах получил реальные сроки. Впрочем, они же вполне могут и отписать в Покровскую колонию в Петушинском муниципальном районе Владимирской области, где отбывает свой срок Алексей Навальный. Послать туда так называемую "маляву", новое слово в лексиконе лидера так называемой внесистемной оппозиции. Хотя, предъявы по делам "вольным" так не рассматриваются. Но при личной встрече могут общаться на предмет, кто кому чего обещал, и чего задолжал... И это может закончиться не совсем доброжелательно.

Одним словом, умер Максим, и... Такая оппозиция нам не нужна.

Tags: Общество
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 137 comments