prajt (prajt) wrote in nash_dvor,
prajt
prajt
nash_dvor

Categories:

Фигурный треугольник

Обнаружен документ 50-летней давности, касающийся советских фигуристов. Это официальное донесение сотрудника КГБ, прикрепленного к советским спортсменам, о событиях в команде на Олимпиаде-1972 в Саппоро.

В основном документ касался двух пар фигуристов: Андрей Сурайкин – Людмила Смирнова и Алексей Уланов – Ирина Роднина.
Вот артефакт КГБ-шника полностью, дословно.


Смирнова и Уланов



«Как сообщалось в наших шифртелеграммах, среди участников сборной команды СССР по фигурному катанию на коньках во время проведения зимних Олимпийских игр в Саппоро (Япония) сложилась ненормальная обстановка, особенно между Сурайкиным, Улановым и Смирновой. Последняя не скрывала своей интимной связи с Улановым, что породило противоречия между тренерами и различные кривотолки среди спортсменов.
Будучи по характеру слабовольным, эгоистичным и расчетливым человеком, Сурайкин в беседе с оперработником пытался найти объяснение и даже оправдать факт измены Родине со стороны фигуриста из ГДР Цоллера.

Являясь авантюристичным и склонным к крайностям человеком, Сурайкин 8 февраля с.г. в 3 часа ночи проник через балкон в квартиру Уланова в поисках Смирновой, в результате чего произошла ссора между ним и Улановым. Уланов и проживавший с ним Благов пытались раздеть Сурайкина и сбросить его в обнаженном виде с балкона 4 этажа.

В этот же день, находясь в возбужденном состоянии, Сурайкин заявил одному из членов делегации о намерении покончить жизнь самоубийством.


Смирнова и Сурайкин



С учетом создавшегося положения было принято решение о досрочном откомандировании Сурайкина и Смирновой из Японии под предлогом подготовки к чемпионату мира.

10 февраля с.г. в сопровождении оперработника Сурайкин и Смирнова были рейсовым самолетом Аэрофлота отправлены в Советский Союз».




Попробуем воссоздать ту историю в деталях.

1. Ее главный герой – 23-летний на тот момент фигурист Андрей Сурайкин. В Саппоро он выступал в паре с Людмилой Смирновой (она моложе на год) – той самой, из-за которой, по версии сотрудника КГБ, случился конфликт с Улановым.

Пара Сурайкин – Смирнова образовалась в 1964-м, когда оба были еще подростками. Восемь лет они катались вместе – сначала у Олега Протопопова, потом у Виктора Кудрявцева и, по словам других фигуристов, были влюблены друг в друга.

«Продолжала бы я заниматься фигурным катанием, если бы Андрей ушел из спорта? Нет. Наверное, нет. Мне кажется, я бы не нашла такого партнера. У меня очень много связано с Андреем, мы много хорошего добились вместе», – отвечала Смирнова на вопрос советского журналиста в фильме 1971 года «Этот удивительный спорт».




В Саппоро Смирнова и Сурайкин завоевали серебро, уступив только другой паре из СССР Ирина Роднина – Алексей Уланов.

2. Роднина и Уланов – главный дуэт страны конца 60-х-начала 70-х: 4 золота на ЧМ, 4 на Евро, 2 победы на чемпионате СССР.

В Союзе были уверены, что они пара не только на льду, хотя никаких официальных символов их отношений не было. Лишь в 2013-м Роднина в книге «Слеза чемпионки» рассказала, что Уланов всегда хотел быть с ней.

«Мы сидели в кабинете у одного из полковников, который в ЦСКА отвечал за зимние виды. Он спрашивает: «Леша, чего ты хочешь?» И Лешка с пафосом (а для меня это звучало как хохма) говорит: «Я хотел бы не только кататься в паре, но и быть с Ирой в близких отношениях, чтобы у нас были дети», – вспоминала Роднина.


Роднина и Уланов



3. События, описанные в документе, происходили ночью 8 февраля – скорее всего, уже после поражения в произвольной программе (она стояла в расписании в этот же день), хотя трое из девяти судей поставили Смирнову и Сурайкина выше Родниной и Уланова.

Катаясь с Родниной, Уланов тем не менее мечтал, чтобы его партнершей была Смирнова – еще за четыре года до Игр в Саппоро он написал ей письмо с предложением встать в пару.

«Я долго хотел кататься именно с Людмилой Смирновой и давно предлагал ей объединиться в пару. Я написал Людмиле письмо в Ленинград, но его перехватил ее тогдашний партнер Андрей Сурайкин. Видимо, под его диктовку Смирнова написала ответное письмо, в котором отказала мне. Я думаю, ее убедили в том, что я из зависти хочу разбить их успешную пару. Но я не отступил – купил билет на самолет в Ленинград. Зная адрес, нашел квартиру Людмилы. Там снова предложил ей выбрать между мной и ее партнером. И на этот раз Людмила предпочла Андрея. После этого четыре года мы не разговаривали», – спустя десятилетия признавался Уланов.

Но их роман все же случился – в начале 1972-м Смирнова и Уланов договорились создать пару на льду, а Саппоро стал кульминацией их романа – здесь они договорились о свадьбе и даже купили обручальные кольца.

«Со Станиславом Жуком (тренер Уланова и Родниной – Sports.ru) мы договорились, что после Олимпиады-1972 я найду себе другую партнершу. В Саппоро я заметил, что между Смирновой и Сурайкиным отношения охладились, и снова подошел к ней с тем же предложением. На этот раз фигуристка согласилась.

Уже во время Олимпийских игр мы купили обручальные кольца. 15 февраля 1972 года я прилетел из Саппоро, а уже 16-го мы с мамой и друзьями отправились на «Стреле» в город на Неве. В тот же день нас расписали, и ночью мы вернулись на самолете в Москву. На чемпионат мира в Калгари мы поехали уже мужем и женой», – рассказывал Уланов.




Послеолимпийский ЧМ в Калгари стал последним турниром, где они катались со старыми партнерами: Уланов – с Родниной, Смирнова – с Сурайкиным.

Вместе Уланов и Смирнова завоевали два серебра на ЧМ и забрали бронзу чемпионата СССР – не тот результат, о котором они мечтали. Спустя два сезона пара завершила карьеру, перейдя в ленинградский ансамбль «Балет на льду».

Об одном из их последних выступлений в книге рассказывала Роднина, которая дальше каталась и побеждала с Александром Зайцевым:

«В конце лета 1974-го мы готовились в Воскресенске к фестивалю молодежи и студентов в ГДР. В домике, где мы жили, шел ремонт – все, что между соседними комнатами происходило, было слышно. И Лелик там талдычит: «Я свои медали поменял на постель с тобой». А Люда в ответ что-то шмыгает. Я потом ей на тренировке говорю: «Люда, ты что с ума сошла? Ты чего ему позволяешь? Собирай манатки и уходи от этого придурка!».

4. Пара слов о двух случайных фигурантах доноса.

Одиночник Гюнтер Цоллер, побег которого из ГДР якобы оправдывал Сурайкин, действительно попросил политического убежища в ФРГ во время чемпионата Европы, который проходил в Швеции за месяц до Игр-1972. Вместо утренней тренировки перед началом турнира Гюнтер заказал такси к отелю, на котором домчал до посольства ФРГ. Позже он объяснил побег несогласием с политической системой в Восточной Германии.




Сурайкин и Цоллер были ровесниками, тесно общались и почти дружили – восточные немцы вообще часто приезжали в Союз, тренировались здесь и выступали на совместных турнирах.

Василий Благов, сосед Уланова по комнате, с которым Алексей якобы планировал сбросить голого Сурайкина из окна, тоже выступал в парном турнире – вместе с Ириной Черняевой. Благову за несколько месяцев до Игр исполнилось 17 лет – это был дебютный взрослый сезон для пары, которую тренировала Татьяна Тарасова. На Игры они попали благодаря победе на чемпионате СССР-1972.

5. Сотрудник КГБ присутствовал в сборной на всех международных выездах, а особое внимание уделялось как раз Сурайкину и Смирновой. Вот как описывала это Ирина Роднина:

«Интересно, что вполне личные, как мне казалось, взаимоотношения между мной, Улановым, Смирновой и Сурайкиным вызывали нешуточное «государственное» беспокойство. В 1972-м во время чемпионата мира вокруг меня ходил какой-то молодой человек, до смешного ясный такой карикатурный кагэбешник из американского кино про советскую жизнь. Нацепил на пиджак значок «Огонька» и таскал с собой профессиональный фотоаппарат, явно не зная, как им пользоваться.




Он все время пытался со мной поговорить, потому что у него были какие-то опасения за Сурайкина и за меня, как бы мы не убежали из команды. Правда, я это поняла не сразу. Вроде бы Смирнова с Улановым уже вместе, но мы двое вроде как неудовлетворенных. И вот этот «Огонек», мы его так звали, ходил за мной, все время разговаривал, заполнял мои перерывы, видимо, настроение мое узнавал».

Брак Уланова и Смирновой распался в 1997-м. Сейчас они работают в фигурном катании: Людмила руководит школой «Династия» (там же трудятся их дети Николай и Ирина), Алексей до последнего времени проводил мастер-классы.

Сурайкин после расставания со Смирновой пробовал кататься с другими партнершами, но безуспешно – на топ-турнирах он больше не выступал. Поработав тренером с Ларисой Селезневой, Олегом Макаровым, Андреем Бушковым, он уехал по контракту в Чехию, где у него обнаружили онкологическое заболевание – в 1996-м Андрея не стало


https://www.sports.ru/tribuna/blogs/figureice/2900199.html




Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments